Герб Ордена Дракона Орден Дракона ДРАКУЛА Герб Ордена Дракона
 ОРДЕН ПОБЕЖДЕННОГО ДРАКОНА ВО ИМЯ СВЯТОГО ГЕОРГИЯ ПОБЕДОНОСЦА 

+ ОРДЕН ДРАКОНА
+ БИБЛИОТЕКА
+ ГАЛЕРЕЯ
+ ЖУРНАЛ СПХ
+ ПРАВОСЛАВИЕ ИЛИ СМЕРТЬ
+ КНИГА ЦАРСТВ
+ МГНОВЕНИЯ
+ СВЯЗЬ
+ ГОСТЕВАЯ
+ ССЫЛКИ



ЖИЗНЬ ЗА ЦАРЯ

РУСЬ и ОРДА

ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ

РУССКАЯ УКРАИНА

ЦАРЕУБИЙСТВО

КОНЕЦ ТЕРАФИМА

СТАРЫЕ РУКОПИСИ

РУССКОЕ ПОКАЯНИЕ - II

СЕРГИЙ СТОРОЖЕВСКИЙ

ДУХОВНАЯ ОПРИЧНИНА

МОЦАРТ И САЛЬЕРИ

ПРАВОСЛАВИЕ ИЛИ СМЕРТЬ

КНИГА ЦАРСТВ

Журнал Священная Хоругвь

Журнал Священная Хоругвь

Журнал Священная Хоругвь

Священная Хоругвь
Литературно-художественный альманах
Электронная версия печатного издания Союза Православных Хоругвеносцев "СВЯЩЕННАЯ ХОРУГВЬ"
№1 №2 №3 №4 №5 №6 №7 №8 №9 №10 №11 №12 №13 №14 №15 №16 №17 №18 №19 №20 №21

Сергей Фомин

 

“ ИСЦЕЛИСЯ САМ ”… ВЕРОЮ!

 

Закружились бесы разны…

А.С. Пушкин

 

Покушение на русскую ментальность оттуда, “откуда не ждали”, под предлогом выдуманного (как не раз доказывалось с фактами в руках) требования якобы кем-то (имена тоже ни разу никем не назывались) “канонизации” Царя Иоанна Васильевича, Царского Друга Г.Е. Распутина, И.В. Сталина и “примкнувшего к ним” певца Игоря Талькова превращается стараниями творцов этого мифа в один из современных вызовов для православных. Во всяком случае, для значительного их числа. Сбрасывать их со счетов было бы не только не разумным, но и вовсе безумным делом, особенно в условиях и так уже почти что атомированного усилиями политтехнологов всех мастей общества.

Ученые, исследующие процессы, происходящие в современном русском обществе, отмечают (Л. Гришин. ЛГ. 2009. № 47-48. С. 2): “Норма и патология, святость и грех, добродетель и порок – всё перемешалось. Подмываются моральные устои жизнеустройства России, провоцируется разлад как раз тогда, когда общество более всего нуждается в консолидации. Это уже не плюрализм, а идеологическая анархия”. И, прибавим мы, ПРЕСТУПЛЕНИЕ.

При осмыслении этого искусственно созданного разлада нужно четко различать закопёрщиков этой вполне искусственно созданной проблемы от тех, чьими руками (на внешне законных основаниях) оно осуществляется на деле. В самом деле, кто бы стал слушать какого-то там Дворкина, если бы не поддержка их теми, кто на законном основании облечён реальной властью? Следует также учитывать, что связующим звеном между первыми и вторыми (выдумщиками и исполнителями) являются агенты влияния, публике гораздо менее известные, чем обычно называемые.

Принявшим навязанную, по сути “не их”, игру сейчас, конечно, трудно выйти из неё, “не потеряв лицо”. Но и продолжать её безперспективно. Разве 80 лет советской власти заставили русских людей забыть своё прошлое, отречься от Царской власти, не почитать первого Русского Царя?

В народном сознании Царь Иоанн Васильевич представал и предстает суровым, но справедливым Государем. Свидетельство тому дошедшие до нас многочисленные исторические песни. Их создано гораздо больше, чем о любом другом Царе или Правителе. Даже знаменитый “пролетарский писатель” Максим Горький вынужден был признавать, что “в народных песнях и сказках Грозный Царь является Царем мудрым, а главное – справедливым”.

“Грозный Царь”, “Батюшка”, “Пресвитер-Царь”, “Царь богатырь”, “Прозритель”, “содержатель Он всей Руси, сберегатель каменной Москвы” – именно таким Его считал русский народ.

Удивительна долговечность народной памяти о Грозном Царе. Так, фронтовики-казаки рассказывали в 1948 г. ученым – участникам фольклорной экспедиции Института этнографии о том, что песня “На речке было на Камышенке” была одной из их любимейших песен на фронте. С ней они прошли от Сталинграда до Берлина.

Песню о взятии Казани (в трёх вариантах) советские фольклористы записывали во время Великой Отечественной войны в Ульяновской области. Она “пелась здесь пожилыми крестьянами во время празднования годовщины Великой Октябрьской революции”. Причём различия подобных записей с дореволюционными публикациями этих песен, “как правило, несущественны и не затрагивают смысла песни”.

А Сталин? После многолетнего массированного обстрела со страниц прессы и длительного облучения с останкинской телевышки именно за это имя проголосовал обманутый и ограбленный народ. Это, кстати говоря, были единственно подлинно свободные выборы, в отличие от таковых же в государственной и духовной сферах. Огромный отрыв в голосах за право стать “именем России” испугал самих устроителей этого шоу. Долго им пришлось подкручивать рейтинг, чтобы выйти на хоть какой-то приемлемый результат. Но шок, думаю, у многих остался.

Можно хоть как-то понять государственных мужей (ведь оказалось, что их дом стоит на песке). Но те, кто должен думать в масштабах вечности, они-то кого боятся? Народа?

Но разве можно воевать со своим народом? История неизменно показывает: всякий раз это заканчивается поражением и забвением имён самих “борцов”. В лучшем, конечно, для них случае...
   А Царя Иоанна Васильевича, а Иосифа Виссарионовича Сталина будут помнить!

Но ведь это не “канонизация”. Это оценка народная. Это память. Да, у людей верующих, бывает, это перерастает в молитву. Но никто при этом не требует прославления. В нашей стране слишком хорошо понимают, что и у кого можно просить.

К тому же с простыми русскими людьми, с нормальными верующими никто ведь и не собирается считаться. С ними поступают по старинке – ломают через колено. Привычное дело.

Да и о чем с ними можно вести разговоры? Со старенькими, например, бабушками, этим, по словам профессора МДА протодиакона Кураева, “возрастным гетто”? Или с упертыми православными “фундаменталистами”?

Но вот вопрос: не таится ли в таком показном неуважении, пренебрежении (“куда они от нас денутся”) угроза оторваться от паствы? Пусть и не теперь, а после...

Ведь русские, как известно, долго запрягают, да быстро возят.

О том же, что говорить есть о чем, что это не отдельные факты, а определенная тенденция, свидетельствует наша публикация. При этом еще раз подчеркнём: если бы фигуры, о которых идет в ней речь, были единичными, то не стоило бы и огород городить. В семье, как говорится, не без урода. Нет, не случайные они, эти фигуры, а, скорее, знаковые, раскрученные средствами массовой информации. Задача их, прикрываясь красивыми словами и саном, куролесить на глазах всего честного православного народа.

Происходят странные вещи, наводящие на размышления...

Приведем фрагменты из интервью, которое священник Охлобыстин дал корреспонденту газеты “Труд” (22.5.2007) после того, как он принял приглашение сняться в роли Г.Е. Распутина в фильме Станислава Либина “Заговор”:

“...Императрица Александра Федоровна, которая для меня является непререкаемым авторитетом, не потерпела бы рядом с Собой негодяя, каким представляют Распутина. Безусловно, в отношениях с Распутиным у Императрицы доминировал материнской интерес – спасти Своего Сына от болезни, а Распутин в этом действительно помогал. Но Императрица была слишком принципиальным человеком, чтобы идти на компромисс со Своими убеждениями. Думаю, что Распутина облили грязью в политических целях. Английская разведка организовала покушение на его жизнь, потому что Распутин был ярым противником участия России в войне с Германией, что шло вразрез с интересами Великобритании. Советской идеологии тоже было выгодно представлять Распутина развратником, чтобы дискредитировать Семью последнего Русского Императора. [...]

...Блудом, развратом и пьянством Распутин не грешил. Как мне кажется, все эти слухи об оргиях, которые якобы устраивал Гришка Распутин, были придуманы его современниками. Например, когда он изгонял бесов, то во время этого процесса одержимые дьяволом люди вытворяли чудовищные вещи – благопристойные дамы задирали юбки и кричали матерные слова, мужчины становились на четвереньки и лаяли... Вот и сделали Распутина зачинщиком массовых вакханалий.[...]

Как ни странно, но даже при жизни Распутина многие священнослужители уважительно отзывались о нём”.

Тут уж не выдержали некоторые “ревнители”. Так, редактор издательства “Даниловский благовестник” А.А. Добросоцких встрепенулась (возмущение это у нее проистекает, возможно, от того, что, как отмечают в интернете, она, “по собственному признанию, недавний оккультист”?): “Очень странно, что актер Иван Охлобыстин, будучи о. Иоанном, придал роли Григория Распутина однозначный акцент праведности. Как священник, он должен был бы хорошо знать доклад богословской комиссии о Григории Распутине, озвученный на предыдущем Архиерейском Соборе”.

А впереди о. Иоанна ждала роль в еще одном знаковом фильме. Речь идет о картине Павла Лунгина “Царь”, в которой Охлобыстин (числящий режиссера в числе своих близких друзей) сыграл роль царского шута Вассиана.

Вдумайтесь: православный священник сыграл роль шута. По благословению!

 

Православный Царь в исполнении каббалиста

Итак, в самый разгар финансового кризиса, в условиях уже давно прекратившегося нормального финансирования отечественного кино два режиссера одновременно снимают два дорогостоящих – со множеством костюмов – фильма о первом Русском Царе.

Заказ очевиден. Не очевиден лишь заказчик. Хотя, конечно, это загадка полишинеля.

Несколько ранее приступил к работе над 16-серийным фильмом “Иван Грозный” режиссер Андрей Эшпай, “прославившийся” недавно экранизацией знакового романа Анатолия Рыбакова-Аронова “Дети Арбата”. Таким образом, проверку он прошел, что позднее подтвердил фильм о Царе и, одновременно, взятые у него интервью.

Вот как, например, ответил Эшпай на вопрос: “Ваша версия: почему Иван впал в безумие?” (“Иван”, заметим, это не Иван Охлобыстин, а Царь Иоанн Васильевич всея Руси.) Но вот и ответ: “Умерла Царица Анастасия, первая его жена, ушел из жизни митрополит Макарий... Иван остается один. От этого стал еще больше погружаться в религию”. Если убрать “длинноты”, то получается, что Русский Царь “впал в безумие” после того, как “стал погружаться в религию”.

Весьма характерны названия появившихся в прессе публикаций об этом фильме:

“То ли Кощей, то ли вампир”.

“Андрей Эшпай: Только не думайте, что я оправдываю Ивана Васильевича!”

“Иван Грозный жжет”.

“Иван Грозный” стал для режиссера адом”.

Режиссерский замысел в какой-то степени уточняет его выбор актеров на роль главного героя. Юного Царя играет 15-летний студент театрального института Ваня Макаревич, сын Андрея Макаревича – близкого друга Ивана Охлобыстина.

Однако подлинной находкой Эшпая стал актер, сыгравший зрелого героя, – актер израильского театра “Гешер” Александр Демидов.

“Я родился в СССР, – откровенничал он журналистам, – закончил здесь театральный институт, работал в Театре Маяковского. В карьере у меня всё было хорошо, но мне хотелось большего. В 1990-м году я уехал в Израиль, там почти сразу познакомился с каббалой, и с тех пор серьезно ею занимаюсь”.
   Как говорится, без комментариев.

 

“Царь” по благословению Святейшего

Режиссер второго фильма “Царь” Павел Лунгин – личность примечательная, “с корнями”.

Павел Семенович – об этом мы уже в свое время писали – сын того самого Семена Львовича Лунгина, который в соавторстве с Ильей Исааковичем Нусиновым сочинили сценарий для скандально известного фильма Элема Климова “Агония”, названного ими “Антихрист” (Нусинов – сын старого бундовца, арестованного в 1949 г. и умершего в Лефортовской тюрьме, а Семен Лунгин во время послевоенной кампании по борьбе с космополитизмом был вычищен из театра и училища. Это к вопросу о яблоньке и яблоке).

Выступая 16 апреля 2007 г. на “Эхе Москвы”, радиостанции известного сорта, Лунгин рассказал о своей продолжительной встрече с Патриархом Алексием (Ридигером), о беседе с учащимися Московских Духовных школ, куда его пригласили. При этом “православный” режиссер неоднократно упорно именовал Сергиев Посад Загорском.

Снятый П. Лунгиным фильм “Остров”, по словам самого режиссера, “первый российский фильм, который получил благодарственную Патриаршую грамоту” (в связи с чем и состоялась 40-минутная беседа в Чистом переулке). Гораздо меньше православные знают о том, что Лунгин одновременно удостоился похвалы главного раввина хасидов России (РВ. 2007. № 6. С. 22).

В этой связи нельзя не обратить внимания на следующее.

+ + +

“Девятого ноября в программу “Познер” пришёл Лунгин. Вот ключевой вопрос ведущего: “Если дьявол предложит вам бессмертие - что вы ответите?” Лунгин ответил почти сразу: “К своему стыду, я соглашусь”. Не знаю уж, от себя Познер спросил или его “лично” попросили передать... – пишет в свежем номере “Литературной газеты” Пётр Соколов в статье “Утонувший “Остров”. – Суть в другом, человек слаб, Лунгин тоже, это понятно... Но вопрос был в лоб, не что-нибудь аморфное типа: “Если бы кто-то предложил бессмертие...”, а конкретно – дьявол. И чем-то ритуальным запахло, когда в эфире на всю страну, почти сразу после повторного показа “Острова”, утверждённый “гуру” православной режиссуры доложил: к прямому сотрудничеству с рогатым – готов, стыдно, но готов”.

“Если закрыть глаза и представить “Остров” – сразу возникает сумрак. В картине о самом светлом – о Вере – света очень мало. Во всех смыслах не хватает... Быть может, потому, что делал фильм человек, от Православия, от веры очень далёкий. Или вообще к ней не принадлежащий, профессионал из другого, чужого “мира”, – замечает автор.

Коснувшись нашумевшего в последние дни фильма Лунгина “Царь”, автор статьи отмечает, что в новой картине Лунгина “враньё всё, начиная от убогих декораций из какой-нибудь “Марьи-искусницы” с добавлением антуража из боевиков про гладиаторов и заканчивая произносимыми текстами. Нелепую режиссуру не спасают и актёры. Как ни бесится Иван Охлобыстин вперемешку с медведями, дыбами и вёдрами бутафорской крови – вся эта “творческая гора” рожает даже не мышь, а какого-то таракана. Которого травить лень, а давить – противно...”

“Единственно, что заслуживает внимания, – зачем это делается и кем. Зачем бывшему “старцу-кочегару” Мамонову дают играть садиста-упыря, называя его при этом почему-то Иваном Грозным? Зачем рафинированному интеллигенту пытаться изображать святого? Зачем вообще создавать весь этот бред, не имеющий никакого отношения к истории, за исключением имён и нескольких вырванных фактов, “передёрнутых” по усмотрению автора? Не затем ли, что проект по лишению исторической памяти жив и поныне? Мы должны видеть русскую историю, свои корни так, чтобы стыдиться и бояться их? А раз в жуткую тьму и паранойю придуманной страны зрителя погружает раскрученный “светоч православного кино” – могут и поверить, что так и было. Не полезут же все в “Жития святых”, не будут же вникать в труды Штадена или Таубе, даже Карамзина вряд ли откроют. Не прочтут зрители слова святителя Филиппа на суде, устроенном в Успенском соборе страшным, но и великим царём. Так и будут думать, что волокли избитого митрополита в какой-то дикой клетке, а не стоял он, увозимый в заточение, в простых дровнях, благословляя на обе стороны рыдающий по нему народ. Будут уверены, что русские цари, похожие на неопрятных маньяков, жгли в церквях монахов да устраивали публичные поедания детей медведями, чему народ русский очень радовался. Для этого сначала одним “Островом” создаётся кумир, который потом будет создавать новые декоративные “острова”, жирными кляксами пачкая настоящую историю России”, – заключает Пётр Соколов.

Русская линия

+ + +

В день похорон Патриарха Алексия, 8 декабря 2008 г., в екатеринбургском кинотеатре “Салют” в течение всего дня (с восьми утра до 24.00) безостановочно демонстрировали лунгинский “Остров”.
   Но всё это так, к слову.

Главное благословение Патриарха было получено режиссером во время продолжительной встречи в Чистом: снять фильм о митрополите Филиппе и Царе Иоанне Грозном.

“Нетрудно представить себе, как и что будет снято”, – писали мы ещё при жизни Патриарха по горячим следам выступления П. Лунгина.

Сегодня авторы даже весьма далекой от церковных проблем “Литературной газеты” (2009. № 45. С. 10) понимают: “...Режиссер изначально люто ненавидит Русского Царя. И потому роль 36-летнего Грозного поручает беззубому юродивому рокеру, и исход нравственного поединка с митрополитом Филиппом предопределен с первых кадров. Потому скучно – нет развития. И роль Грозного Царя в создании Русского Царства растоптана в убогих декорациях, ничуть не отражающих масштабов жизни и проблем нарождающегося Великого Государства”.

“Мамонов, – пишут более ангажированные журналисты, – привычно корчится и витийствует, то и дело – и каждый раз кстати – цитируя Священное Писание. [...] Эффект выходит предсказуемо оруэлловский, анархический: фраза “Всякая власть от Бога” произносится в “Царе” так часто и по случаю таких кровопусканий, что вопросы, нужна ли вообще эта самая власть, возникают очень быстро. Со стороны Лунгина это, конечно, смелый ход – в самый разгар “духовного возрождения” страны показать, как Библия может стать эпиграфом к расстрельным спискам, а потом, не моргнув глазом, показывать фильм членам правительства, депутатам Госдумы и хоругвеносцам” (Time out. 2009. № 43. С. 40).

Какой, однако, изощренный глум в связи с поделкой “признанного”, “благословлённого” и Патриархом, и раввином “православного” режиссера!

Скажем и ещё одно маленькое слово об исполнителе роли Государя (П.Н. Мамонове): “Артист, кажется, чувствует, что царский кафтан не по нему (недаром же неоднократно уже во всеуслышание озвучивал несколько странную мысль: дескать, не Ивана Грозного он играл, а “русского человека” (ЛГ. 2009. № 45. С. 9). Или ещё более откровенно: “Он у меня не вышел. Мелковат я для Русского Царя”.

О себе Мамонов откровенничает: “...Много в жизни было. Увлечение водкой, прочими спиртными напитками... Лучше б я не пил водку тридцать лет, чтобы себя разрушать”. Теперь он разрушает миллионы других, не просто показывая зло, но зло целиком выдуманное. Результаты он и сам понимает: “Как сказал Александр Мень: “То, что случилось на холсте, случилось у вас в сердце”. Вот что такое искусство. Зло обладает колоссальной силой...” (Среди других духовных своих учителей, которых с удовольствием цитирует престарелый рокер, митрополит Антоний Сурожский и один известный московский батюшка: “Как отец Дмитрий Смирнов говорит: “Уничтожили науку, культуру... туда ей и дорога...” Очень рекомендую, остроумнейший человек”.)

Итак, режиссеров два, сценаристов – два, актеров – два и даже больше. А созданный всеми ими образ – один, ничего не имеющий, однако, общего с исторической правдой.

Что делать, сетуют журналисты, имея в виду Охлобыстина и Мамонова, “две самые набожные российские знаменитости играют откровенных бесов” (Time out. 2009. № 43. С. 13-15, 40).

И напоследок, пожалуй, ещё вот о чём. В одном из интервью Мамонов к месту, как нам кажется, замечает: “В аварию попал, жив остался – думай, почему”. А если не “в аварию”, спросим мы, а неожиданно умер, как, например, исполнитель в фильме роли главного обличителя Царя актер Олег Янковский, не дожив до “триумфа” на международном фестивале? – Самым разумным было бы задуматься окружающим и, в первую очередь, творцам фильма, а также исполнителям их замыслов. Ведь сколько аналогий! Вспомним судьбы режиссеров Элема Климова и его жены Ларисы Шепитько, писателя В. Пикуля, актера А. Ромашина. Теперь вот О. Янковский. Кто следующий?..

Таковы первые итоги этого “благословленного” фильма.

В контекст с этим последним обстоятельством можно поставить лишь переговоры в Даниловском монастыре и последовавший прямо встык с ними расстрел Белого дома в 1993 году. Если бы Ельцин и стоящие за ним всерьез были уверены в неотвратимости обещанного публичного прещения, вряд ли бы они пошли на столь наглый убой людей (многие из которых открыто исповедовали православную веру) в центре русской столицы под прицелами отечественных танков и телеобъективов иностранной сволочи.

 

“Товарищ Дворкин, вы большой ученый”

Говоря об этой теплой компании, нельзя упустить ещё одного хулителя Грозного Царя, заточенного на это в США.

Александр Дворкин родился в Москве. Активно участвовал в движении хиппи. Был выгнан из столичного пединститута за демонстративное посещение синагоги и открыто исповедуемые им сионистские взгляды. В 1977 г. он решил эмигрировать в Израиль, но в Вене был перенацелен на США, чего удостоивались лишь те эмигранты, на которых делался особый расчет. Женился на американке, получил американское гражданство (1983). Неожиданно решил креститься. Передаваемый с рук на руки, от протопресвитера Александра Шмемана к протопресвитеру Иоанну Мейендорфу, под руководством последнего защитил в 1988 г. в частном иезуитском университете Нью-Йорка докторскую (соответствующую отечественной кандидатской) диссертацию “Иван Грозный как религиозный тип”. Речь идет о Фордхэмском университете, куда “попадали” в основном выходцы из стран “социалистического лагеря”. В последнем учебном семестре Дворкина натаскивали в папском униатском колледже “Руссикум” в Риме.

Деньги на жизнь он зарабатывал сначала журналистом вашингтонского бюро радио “Голос Америки”, а затем редактором отдела новостей мюнхенского бюро радио “Свобода”. Т.е. освоил ремесло спецпро-гандиста, не гнушавшегося ради поставленных целей ложью и разного рода подлогами. Вряд ли при этом Дворкин смог остаться вне поля зрения ЦРУ.

Согласитесь, есть нечто общее, что роднит А. Дворкина с цекистом Александром Яковлевым по прозвищу “хромой бес” и чекистом-предателем генералом Олегом Калугиным, также получившими образование в США, в Колумбийском университете.

Тем удивительнее было наблюдать за этапами водворения Дворкина в России, куда он вернулся 31 декабря 1991 года.

Тоска по родине? – Но ведь известно, что “родная мать бывшего сиониста-эмигранта, а ныне знатного сектоведа [...] принадлежит к представителям группы туровских евреев...” Однако в Белоруссию Дворкин не поехал.

Время водворения его в России также далеко не случайно: сразу же после истории с ГКЧП.

Хулители Царя Иоанна Грозного Дворкин

(на фото во время съемок фильма “Царь”, в роли архиепископа Пимена Новгородского) и режиссер Лунгин

В марте 1992 г. его приняли на работу в Отдел по религиозному образованию и катехизации Московского Патриархата. Протоиерей Глеб Каледа благословил его заниматься проблемой сект. Другими близкими сотрудниками “возвращенца” в Патриархии стали диакон Андрей Кураев и протоиерей Димитрий Смирнов.

В следующем году Дворкина назначают главой созданного им Информационно-консультационного центра св. Иринея Лионского (с 2000 г. Центра религиеведческих исследований), занимающегося проблемами новых религиозных движений, сект и культов. В 1993-1999 гг. Александр Леонидович профессор Российского православного университета святого апостола Иоанна Богослова. Затем – профессор и заведующий кафедрой сектоведения Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета.

Строго говоря, величание Дворкиным себя “профессором” незаконно. Обладатель столь высокого звания, по американским стандартам, должен иметь документ установленного образца. Другое дело Московская Патриархия, в которой это высокое звание присваивается не столько за научные или преподавательские заслуги, сколько как награда Патриарха.

Чего стоят знания “американского профессора” (как с придыханием величают его не очень-то далекие коллеги) становится ясным из факта разрыва бывшим деканом факультета журналистики Московского университета имени М.В. Ломоносова Я. Засурским контракта с Дворкиным, пытавшимся преподавать там историю Церкви. В декабре 1997 г. декан заявил, что у “профессора” нет “образовательного уровня, необходимого для ведения преподавательской работы в университете”.

Примечательны оценки деятельности Дворкина лицами, придерживающимися совершенно противоположных взглядов.

Вот оценка его соплеменника, известного либерального журналиста Александра Нежного: “Во всем, что Дворкин и его единомышленники твердят на всех перекрестках, нет ни единого слова правды. Он лжет, напяливая на себя терновый венец политического эмигранта. Он не патер Печёрин, не Герцен и не Галич – сказавшись евреем, он убыл из СССР в Израиль. Мне, право же, абсолютно все равно, какая кровь течет в его жилах, татарин он, перс или эскимос. Еврей так еврей. Израиль так Израиль. Врать не надо. Он лжет, объявляя наш Закон “О свободе совести” 1990 г. копией американского, – хотя бы потому, что в США подобного закона попросту нет. Он лжет, сообщая потрясенному обществу о двухстах пятидесяти тысячах разрушенных сектантами семей. Я позвонил сотруднику Прокуратуры РФ, будто бы располагающему подобными сведениями. Тот отослал меня к профессору Николаю Антоновичу Трофимчуку, заведующему кафедрой религиеведения Академии государственной службы. Профессор ответил, что такой статистики не существует, а Дворкин “выдумывает”. [...] Ни единого факта, ни одного уголовного дела – лишь убогий и подлый вымысел” (Московские Новости. 12.1.1999).

Другой отзыв принадлежит сопредседателю бывшего Всемирного Русского Собора И. Кольченко: “Будучи преподавателем учебных заведений Русской Православной Церкви, читая лекции будущим православным пастырям, богословам и ученым, А.Л. Дворкин наносит своей деятельностью несомненный ущерб интересам Церкви и православного народа в России, приучая студентов к пренебрежению научными методами работы, поверхностному знакомству с темой религиозного сектантства, не формирует канонический церковный взгляд на этот предмет. Не умея (или не желая) работать в избранной области профессионально с научной точки зрения, т.е. так, как только того и требует сам предмет исследования – современное религиозное сектантство, А.Л. Дворкин по своим пособиям готовит для Церкви самоуверенных дилетантов, которые не только не сумеют отстаивать интересы Церкви в современном гражданском обществе, но и будут дискредитировать церковную науку перед лицом светских исследователей, а Священноначалие Русской Православной Церкви перед обществом и государством”.

Но подобное “качество”, видимо, вполне устраивало его работодателей. В 2005 г. А. Дворкин был награжден орденом Святителя Иннокентия Московского.

Как говорится, а Васька слушает да ест.

В начале 2006 г. в России была создана Российская ассоциация центров религиеведческих исследований (РАЦРИ), в функции которой входит изучение новых религиозных движений и сект на территории страны. Президентом её стал “профессор” Дворкин.

Но если бы только изучение. “Задачи ассоциации, – заявил Дворкин, – планомерный мониторинг деятельности на территории России новых религиозных движений и сект, аналитическая и исследовательская работа. Ассоциация будет оказывать консультативную помощь и содействие федеральным, региональным и муниципальным органам власти, общественным организациям и СМИ в вопросах, касающихся деятельности различных религиозных объединений”.

Вот эта консультативная помощь представителей отделённой, согласно Конституции РФ, от государства Церкви, по крайней мере, удивляет.

И люди понимающие немедленно откликнулись на сайтах интернета:

“Какой слог. Чувствуется школа Радио Свободы. Матерый журналистище. Одно слово – эксперт”. “...Любопытно, какая организация обучает и, главное, сертифицирует этих, с позволения сказать, экспертов”.

“Кто такой этот Дворкин? Гражданин США, не нашедший дураков в США, но обнаруживший их в РФ. Кто эти самозваные “эксперты”?”

Одно совершенно очевидно: человек с такой неясной биографией, тем более гражданин США (!), не может возглавлять подобное, чреватое всероссийской провокацией, дело. Впрочем, после того, как он создал центр, вычищать его одного, не подвергая проверке и чистке весь этот центр, дело безполезное.

Каковы же перспективы дела, затеянного Дворкиным и его, надо полагать, заокеанскими учителями?

Об этом кое-что рассказывает и он сам: “...Я не сторонник теории заговора, но сейчас ясно, что есть силы, которые стремятся расколоть нашу Церковь, или, по крайней мере, её ослабить”.

При этом Дворкин сеет недоверие между православными, прихожанами одного и того же храма, пусть и имеющими разные взгляды, но ведь на предметы недогматические.

“Привычка жить двойной жизнью, – находит он ловкое объяснение, – с одной стороны, ходить на партсобрания, а с другой – рассказывать политические анекдоты. Вот с этим расколотым сознанием приходят люди в Церковь, и эти схемы советской жизни они переносят на церковную реальность”.

Иными словами: подозревай рядом стоящего, в том числе и у Престола Божия.

Есть уже и конкретные примеры последствий, встречающиеся даже в материалах самого Дворкина. Пензенские затворники были для “профессора” подарком судьбы. Он с пеной у рта верещал об их сектантстве. В то время, как, по словам архиепископа Пензенского и Кузнецкого Филарета, люди, укрывшиеся в землянке в Пензенской области в ожидании “конца света”, не принадлежат к какой-либо секте, а “просто находятся под сильным впечатлением от пророчеств своего лидера”. “Это обычные православные христиане. Они не сектанты”. Для Владыки – это заблудшие овцы, а для “профессора” – враги.

Ещё один пример. “Несколько лет назад, – поведал Дворкин любящим “горяченькое” журналистам, – в Ивановской области в селе Кузнецово образовалась секта, во главе которой встали схимонах Симон, схимонахиня Серафима и игумен одного монастыря Викторин. После того, как образовалась эта секта, игумена Викторина изгнали из обители и запретили в служении”.

“Там были страшные события, в том числе акты педофилии”, – зная чем зацепить, запугивал Дворкин. Он сообщил, что отправил заявление о деятельности ивановской секты в Генпрокуратуру. Оттуда его заявление переправили в прокуратуру Ивановской области. “Видимо, у этой секты было очень хорошо с деньгами, и в прокуратуре все спустили на тормозах”, – считает эксперт.

Что касается “денег”, то ведь, как известно, вшивый всегда твердит о бане. А если по сути, то вся эта история – элементарный поклеп.

Хорошо, если в прокуратуре найдутся честные люди. Хорошо, если власть предержащие по какой-либо причине не дадут отмашку. Ведь подумайте, как легко таким “неистовым ревнителям” “с горящими глазами инквизитора” организовать новые гонения против верующих. Просто элементарно.

Пусть и не лишение жизни и свободы, а изгнание из храма, монастыря, лишение сана. Однако для истинно православных людей всё это пострашнее того же лишения жизни или свободы.

Те, кто не согласен с позицией этого словно сошедшего со страниц произведения Ф.М. Достоевского “великого инквизитора”, суть, по его мнению, сектанты, пусть и считающие сами себя православными христианами.

Словно заклинание он всё бубнит: “Отношение к Ивану Грозному здесь хороший показатель”.

“В качестве типичных признаков этого движения А. Дворкин назвал повышенный апокалиптизм”.
   “Общим для псевдоправославных сект является отказ от ИНН и от паспортов. Кроме того, они требуют канонизации Григория Распутина, Ивана Грозного, Иосифа Сталина и Игоря Талькова”.

Но на некоторых слова этого самозванного “профессора” из Штатов действуют прямо-таки мистически. “Стремление к канонизации” – и уже некоторые боятся (а другие запрещают) высказаться положительно об исторической роли Царя Иоанна Васильевича или И.В. Сталина, посетовать на клевету на Царского Друга или на убийство евреем И. Талькова. Понять, конечно, можно: кому хочется получить клеймо сектанта.

Однако сей морок, ловко напущенный Дворкиным, довольно легко рассеять. Кому, например, придет в голову заподозрить в ереси священномученика Патриарха Гермогена или нашего современника митрополита С.-Петербургского Иоанна, высоко оценивавших личность и деятельность Грозного Царя, или приснопамятного старца Николая (Гурьянова), говорившего о первом Русском Царе и Г.Е. Распутине вообще как о святых. (Последнее, между прочим, отнюдь не домыслы духовных детей Псковоезерского праведника, как пытаются представить дело некоторые лукавцы. Имеются видеозаписи, неопровержимо свидетельствующие об этом.)

Что же до особого интереса Дворкина, а заодно Лунгина, Эшпая и прочих пристяжных, к первому Русскому Царю, то на здоровье, пусть интересуются, но про себя, не оскорбляя и не отравляя своими выдумками нормальных людей. Оставьте своё “а я так вижу” при себе. Ведь еще Ф.М. Достоевский писал: “Чтобы быть русским историком, нужно быть, прежде всего, русским”.

Вот, между прочим, почему такие люди, как Чубайс, по его собственным словам, “не чувствуют ничего, кроме физической ненависти” к этому Великому Русскому Гению. По его признанию, он даже готов был “порвать его в куски”. Да, дай им волю...

Но, однако, какова инфернальная сила ненависти!

Так что путь, как говорится, для таких людей один. Жаль только, что перед тем, как выехать для получения своих заслуженных тридцати сребреников, они успевают натворить у нас в стране немало непоправимого. А тем, кто приводит их к власти, кто поддерживает, уже давно пора зарубить себе на носу: ваши ссылки на “незнание” не принимаются. Мы вас предупреждали!

А если еще вспомнить, чем занимались предки телесловоблуда...

Отвечая на вопрос корреспондента газеты “Новый Петербург” (“А известны ли случаи, чтобы потомки героев Ваших исследований входили в состав современной российской элиты?”), петербургский профессор А.В. Островский сказал:

“...Назову в качестве примера Александра Познера. Ему посвящена моя статья “Александр Познер и его братья” из последнего 13-го выпуска альманаха “Из глубины времён”. Герой этой статьи – дедушка известного нашего тележурналиста Владимира Владимировича Познера. Он заинтересовал меня потому, что был владельцем технической конторы “Познер и Вайнберг”, которая была связана с финансовой империей Моргана и одним из руководителей которой являлся первый официальный представитель Советской России в США Людвиг Мартенс (1919-1920). Когда мне стал известен этот факт, я начал собирать сведения о владельцах упомянутой технической конторы и обнаружил, что один из братьев Александра Познера – Семен входил в руководство военной организации Партии польских социалистов, другой – Соломон являлся видным еврейским общественным деятелем, а Матвей был не только банкиром, но и мужем Розалии Рафаиловны Гоц, которая приходилась сестрой одному из создателей и вождей партии эсеров Михаилу Гоцу. Из материалов Департамента полиции явствует, что у братьев Познер была сестра Вера, находившаяся в браке с Леонтием Брамсоном. Леонтий Брамсон – это известный народный социалист, один из создателей фракции трудовиков, виднейшим деятелем которой был Александр Федорович Керенский. Совсем недавно выяснилось, что двоюродным братом Леонтия был... английский разведчик Сидней Рейли” – одесский еврей Рейлинский-Розенблюм.

Но не забывайте: ведь не всё еще закончилось. Даже и здесь, на земле.

10 декабря 2009 г.

+ + +

+ + +

 

+ + +

 


 

Похороны атеизма и дарвинизма Сожжение книги о колдуне Гарри Поттере На Пушкинской площади в Москве прошло молитвенное стояние против анти-Мадонны Пикет против премьеры фильма «Код да винчи» РУССКОЕ АУТОДАФЕ

 

 Орден Дракона "ДРАКУЛА" 
При полном или частичном воспроизведении материалов узла обязательна ссылка на Орден Дракона "ДРАКУЛА"