Герб Ордена Дракона Орден Дракона ДРАКУЛА Герб Ордена Дракона
 ОРДЕН ПОБЕЖДЕННОГО ДРАКОНА ВО ИМЯ СВЯТОГО ГЕОРГИЯ ПОБЕДОНОСЦА 

+ ОРДЕН ДРАКОНА
+ БИБЛИОТЕКА
+ ГАЛЕРЕЯ
+ ЖУРНАЛ СПХ
+ ПРАВОСЛАВИЕ ИЛИ СМЕРТЬ
+ КНИГА ЦАРСТВ
+ МГНОВЕНИЯ
+ СВЯЗЬ
+ ГОСТЕВАЯ
+ ССЫЛКИ



ЖИЗНЬ ЗА ЦАРЯ

РУСЬ и ОРДА

ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ

РУССКАЯ УКРАИНА

ЦАРЕУБИЙСТВО

КОНЕЦ ТЕРАФИМА

СТАРЫЕ РУКОПИСИ

РУССКОЕ ПОКАЯНИЕ - II

СЕРГИЙ СТОРОЖЕВСКИЙ

ДУХОВНАЯ ОПРИЧНИНА

МОЦАРТ И САЛЬЕРИ

ПРАВОСЛАВИЕ ИЛИ СМЕРТЬ

КНИГА ЦАРСТВ

Журнал Священная Хоругвь

Журнал Священная Хоругвь

Журнал Священная Хоругвь

Священная Хоругвь
Литературно-художественный альманах
Электронная версия печатного издания Союза Православных Хоругвеносцев "СВЯЩЕННАЯ ХОРУГВЬ"
№1 №2 №3 №4 №5 №6 №7 №8 №9 №10 №11 №12 №13 №14 №15 №16 №17 №18 №19 №20 №21

Николай КОЗЛОВ

 

ЗАВЕЩАНИЕ ИОАННА ГРОЗНОГО

 

Историки со времен Татищева и Карамзина утверждают, что Государственные Архивы не сохранили царского "Указа об Опричнине", упоминаемого в различных источниках, изучение которого могло бы дать правильную духовную и правовую оценку этого исторического явления. Но сохранился другой документ…

 

Духовное наследство

Во время тяжелой болезни, постигшей его летом 1572 года, Царь Иоанн Васильевич Грозный составил завещание, в котором, благословляя детей своих Ивана и Федора, одного Царством Русским, другого – уделом, между прочим, писал: "А что есми учинил опришнину, и то на волю моих детей, Ивана и Федора, как им прибыльнее, и чинят, а образец им учинен готов" (ДАИ, т. 1, № 222).

Включение Опричнины в царское завещание как творения державной воли Грозного Царя поставляло ее наряду с прочими достояниями и привилегиями Царской Власти в число объектов государственного наследственного права, целиком зависящих от державного смотрения.

Ни один из русских Государей, являясь законным правопреемником Опричнины, не усвоил себе, как известно, опричного права, т. е. не вступил в законное наследование Опричниной.

Восхитившие вещественное наследство Державы Российской в семнадцатом году богоотметные жиды, отделив Церковь от государства, не могли законопреемственно наследовать и Опричнины, которая является избранной частью, благодатным останком державного наследия Российской Империи, усвояемым исключительно по праву священного ревнования.

Как завещал библейский патриарх Иаков патриарху Иосифу: "Се аз даю ти сикиму избранную свыше братии твоея, юже взях из руки амморейски мечом моим и луком" (Быт. 48,22).

Такой "сикимой избранной", державным достоянием, добытым свыше прародительской "отчины и дедины" ревностью по благочестии благоверного Царя явилась в Российской истории Опричнина Иоанна Грозного, согласно со словами псалмопевца: "Бог возглагола во святем Своем: вознесуся и разделю сикиму" (Пс. 107,7).

Избранная часть державного достояния, добытая и разделяемая по праву ревнования, получила в русских летописях название: "Государева Светлость Опричнина".

Что же в духовном смысле следует разуметь под "аммореями", из руки которых мечом и луком божественного ревнования добывается опричное наследство?

"Аммореи – племя, происходившее от Ханаана и самое страшное из всех племен, с которыми когда-либо имели дело Израильтяне, – сообщает Библейская Энциклопедия. – Они были гигантского роста и очень воинственны, населяли они одну из плодороднейших стран на земле. Израильтяне просили дозволения пройти чрез землю их, обещаясь при этом не делать никакого вреда и даже не черпать воды из их колодцев, но в этой просьбе им было отказано. Амореяне собрались и пытались остановить их шествие, но были разбиты на голову" (Арх. Никифор. Библейская энциклопедия, М. 1891 г. с. 44).

Духовное толкование Священного Писания, разумеющее под ветхозаветным Израилем воинствующую Церковь Христову, именем "амореев" нарицает ревностнейших из "духов злобы поднебесной", начальников и князей тьмы, препятствующих Церкви в ее духовном восхождении.

У этих-то мысленных амореев и берет духовный Иаков, или Израиль, мечом и луком ревнования страху Божию избранную сикиму – Священство и Царство, замещающую достоинство духовного и плотского первородства.

"Престолы князей низложи Господь и посади кроткия вместо их" (Сир. 10.17), – говорит Премудрость – "Яко противу злому благое и противу смерти живот, тако противу благочестивого грешник. И сице воззри во вся дела Вышнего; двое двое, едино противу единому" (Сир. 33.14).

Смысл установленного Богом закона духовного престолонаследия состоит в том, что небесные престолы или венцы добываются в борьбе между ревнителями божественных обетований и законными наследниками, за преслушание утратившими право первородства.

Так, вместо ниспадших с небесных престолов ангелов человек был введен в обладание земным домом, но и он, будучи низведен "завистию диаволью" из своего чина, вынужден оказался ревновать о возвращении утраченного достоинства, которое и получил через обетованного Искупителя.

Отныне "Царство Божие нудится и нуждницы восхищают е" (Мф. 11,12).

Непрестанным состязанием за право божественного первенства является вся Священная История.

"Мне бо всяк первенец, – говорит Господь, – в оньже день побих всякого первенца в земли египетской освятих Себе всякого первенца во Израили" (Числ. 3,13).

"И рече Господь к Моисею, глаголя: Се Аз взях левиты от среды сынов Израилевых вместо всякого первенца отверзающего ложесна от сынов Израилевых: искупления их будут, и будут мне левити" (Числ. 3,12).

Когда, сойдя с Синайской горы со скрижалями закона, Моисей увидел разделение людей Израиля, поклоняющихся златому тельцу, "раздели бо их Аарон в порадование супостатом", тогда, сказано, стал "Моисей во вратех полка и рече: аще кто есть Господень, да идет ко мне. Снидошася убо к нему вси сынове Левиины. И рече им: сия глаголет Господь Бог Израилев: препояшите кийждо свой меч при бедре и пройдите, и возвратитеся от врат сквозе полк, и убийте кийждо брата своего и кийждо ближняго своего и кийждо соседа своего. И сотвориша сынове Левинны, якоже глагола им Моисей: и паде от людий в той день до трех тысящ мужей. И рече им Моисей; наполнисте руки ваша днесь Господу, кийждо в сыне своем и в брате своем, да дастся на вас благословение" (Исход 32,25-29).

Так, благословенной ревностию по благочестию сыны Левиины посвящены были в стражей дома Израилева.

Так, возревновав о Господе, Финеес, сын первосвященника Елеазара, внук Аарона, стяжал наследование священства себе и всему своему роду.

"И причастися Израиль веельфегору, разгневася яростию Господь на Израиля, – сообщает Бытописатель. – И се человек от сынов Израилевых пришед приведе брата своего к мадианитыне пред Моисеем и пред всем сонмом Израилевым... и видев Финеес... воста из среды сонма, и взем сулицу в руку, вниде вслед человека израильтянина в блудилище, и прободе обоих, и человека израильтянина, и жену сквозе ложесна ея: и преста вред от сынов Израилевых... И рече Господь к Моисею, глаголя: Финеес сын Елеазара сына Аарона жреца утоли гнев Мой от сынов Израилевых, егда возревнова ревность Моя в них, и не потребих сынов Израилевых в ревности моей. Тако рцы: Се Аз, даю ему завет Мой мирный, и будет ему и семени его по нем завет жречества вечный, понеже возревнова по Бозе своем и умилостиви о сынех Израилевых" (Числ, 25,2- 3).

Священное ревнование и подвижничество

Каким же образом при посредстве вещественных орудий – сулицы и меча – воздвигаемых божественным ревнованием, достигается духовная победа в брани, низлагаются мысленные супостаты?

По учению Святой Церкви, вещественный меч пособствует в мысленной брани тогда, когда "привлекая к себе некоторых людей как пособников и подручников, ему послушных, он (диавол) при посредстве их ведет брань против верных" (преп. Антоний Великий, Добротолюбие, т. 1, с. 44).

Ибо "демоны не суть видимые тела; но мы бываем для них телами, когда души наши принимают от них помышления темные; ибо, принявши сии помышления, мы принимаем самих демонов, и явными их делаем в теле" (там же, с. 32).

Когда вред от одного подручного демонам человека распространяется на многих, тогда, согласно духовному закону, на смену христианскому долготерпению должно выступать священное ревнование.

Почему Священное Писание говорит: "Изжени от сонмища губителя и изидет с ним прение: егда же сядет в сонмищи, всех безчестит" (Притчи 22,11).

Так и Вселенский Учитель и Святитель Иоанн Златоуст, призывая православных христиан к божественному ревнованию, говорит: "Раз была у нас речь о хуле, что на Единородного Сына Божия, хочу я просить у вас одного только подарка, чтобы наказывали вы всех в городе хулителей. Если услышишь, что кто-нибудь на перекрестке или на площади среди людей хулит Христа Господа, подойди и пресеки. Если и насилие над ним совершить придется, не избегай – ударь по лицу, дай пощечину, освяти свою руку раной. Если и схватят тебя, если и в суд поведут, – иди. Если спросят на суде, то есть допрашивать будет судья, отвечай не робея, что хулил тот Ангельского Царя: ведь если наказывать нужно тех, кто хулит земного царя, то тем более тех, кто хулит Царя Небесного. Общий грех всех, если нет правды. Каждый, кто может, должен высказаться за нее, чтобы знали жиды и скверные еретики что христиане спасители и создатели города, защитники и учителя. Пусть убедятся необузданные и развращенные жиды и еретики, что Божьих рабов остерегаться им нужно, и когда захотят они поделиться между собой чем-нибудь подобным, пусть повсюду следят друг за другом, трепещут и тени опасаясь, чтобы не слышали христиане" (преп. Иосиф Волоцкий, "Слово об осуждении еретиков").

За бесчестием, избиением врагов Христовых, святитель Иоанн Златоуст, как видно из слов "освяти свою руку раной", признает значение священнодействия, возводящего ревнителя благочестия к достоинству высшего звания, к божественному избранничеству.

"Убивай нечестивыя от лица Царева, и исправится в правде престол Его" (Пр. 25,5) – говорит Премудрость.

Человек нечестивый является жилищем демонов, а сердце его – мысленным алтарем, или престолом чувствия, на котором совершается демонское служение.

Такое же значение духовного престолонаследования, какое совершается через избиение этих мысленных обиталищ и кумирниц бесовских – жидов и еретиков, имеет сокрушение и поругание вещественных престолов и алтарей, сопряженное с подвигом видимого или невидимого мученичества, доставляющим ревнителям благочестия небесные венцы.

Так за бесчестия и сокрушения, нанесенные языческим идолам, были мучимы первые христиане, так пострадала св. мученица Феодосия, предавшая смерти царского оруженосца, надругавшегося над Образом Господа Иисуса Христа, за что была прославлена по кончине своей многими чудесами и грозными знамениями. Так прославил Господь древних мучеников, боровшихся с лестью идолобесия.

Подобные мученическим венцы и престолы наследовали и те из поборников и ревнителей благочестия, которые подвизались в сокрушении кумиров и требищ идольских в последнее время, за претерпение невидимого мученичества от приседящих идолам бесов.

Преп. Авраамий Ростовский посохом, полученным, по преданию от ап. Иоанна Богослова, явившегося святому в видении, сокрушил каменного идола Велеса, которому поклонялся весь чудский конец города, и на его месте устроил церковь Богоявления Господня. И хотя жители-идолопоклонники, боясь княжеского прещения, а более возбранявшей им силы Божьей, не посмели причинить ему зла, преподобный должен был впоследствии много претерпеть от козней демона, обитавшего в идоле, почил же в глубокой старости, приведя ко Христу мало помалу все языческое население Ростова.

Точно также действовал и другой русский идолоборец – святитель Стефан Пермский. На месте почитавшейся язычниками-зырянами "прокудливой березы", срубленной им по божественному ревнованию, он воздвиг храм в честь св. архистратига Божия Михаила, победителя духов тьмы, устроив св. престол точно над пнем поруганного им чтилища.

Пораженные безгневным спокойствием сидевшего тут же при корне срубленного дерева святителя, а точнее, не имея поддержки и понуждения от низложенных молитвою святого демонов, зыряне не причинили ему никакого вреда.

Как ревнители благочестия и идолоборцы изгоняли демонов, приседящих у мысленных и чувственных алтарей, так точно подвижники-пустыннопроходцы вели брань за престолы демонов - хозяев и обладателей различных земель и мест, терпя нападения и угрозы от раздражаемых ими людей.

Эти богомудрые ученики великого собирателя Земли Русской преподобного Сергия Радонежского, подвигаемые божественным ревнованнем к исканию сильнейших борцов, Крестом смирили под державу государя Московского демононеистовый Север.

Так, преподобный Корнилий, переходя "из долу в дол, из дебри в дебри", достиг, наконец, Комельского леса, в котором и поселился ни где-нибудь, а именно в вертепе обитавших тут разбойников.

Достойно удивления, что эти свирепые люди, наводившие дотоле ужас на всю округу, не смогли изгнать смиренного отшельника из своего же жилища, предводитель их вскоре был убит, а сами они рассеялись.

Премудрость и величие Царское

Сколь ни многоразличны и чудны подвиги благочестия, воздвигаемые против козней диавольских, которыми просиявает божественная ревность во святых и преподобных мужах, но все они предивно совокупляются в деяниях благочестивого Царя.

"Веятель нечестивых, царь мудр, и наложит та коло" (Пр. 20,26) – возвещает Премудрость.

Как пчела собирает мед понемногу от всякого цветка, как мироварник составляет из многоразличных смол и мастей благовонное миро, так и держава благочестивого Царя укрепляется и утверждается всякой добродетелью святых мужей, всяким трофеем, добытым из стана неприятеля. Как сказано: "Память Иосиева в сложение фимиама, состроенное делом мироварника: во всяцех устах яко мед усладится" (Сир. 49,1-2).

Иосия был шестнадцатый царь иудейский, отличавшийся особой чистотой и благочестием. Найдя в развалинах иерусалимского храма, который он начал восстанавливать, книгу Закона и прочтя о наказаниях, грозящих нечестивым, он с особенной ревностию взялся за искоренение мерзостей идолослужения, введенных при его предшественниках.

Он уничтожил высоты, посвященные дерева, резных и литых кумиров, осквернил тофет – страшное место, где совершались жертвоприношения детей Молоху, и заклал идольских жрецов пред их алтарями.

В восемнадцатое лето управления Иосии в Иерусалиме была совершена Пасха.

"Подобен ему не бысть пред ним царь, – говорит Священное Писание, – иже обратился, ко Господеви всем сердцем своим и всею душею своею и всею силою своею по всему закону Моисееву, и по нем не воста подобен ему" (Царств. 23,25).

"Той управлен бысть во обращение людий и отъят мерзости беззакония... Во дни беззаконных укрепи благочестие" (Сир. 49, 3-4). Ревность царя Иосии наследовали русские благоверные Государи.

Святой Владимир, вступив в родство с багрянородной византийской династией, крестил Русь и искоренил идолочестие, поставив Десятинную церковь на месте низверженного Перуна. Святые Александр Невский и Дмитрий Донской отстояли Русскую Землю от нападений плотоносных князей диавольских в военных сражениях на берегах Чудского озера и Невы, на поле Куликовом. Благоверный государь Василий Иоаннович мечом и огнем очистил Русь от еретической скверны.

Великими подвигами состроения державы русской просияла ревность по благочестии благоверного Государя и Царя Иоанна Васильевича Грозного, сумевшего совокупить в державе своего царствования, как в некой драгоценной мироварнице, наследие духовных добродетелей всех предшествовавших ему борцов-собирателей Святой Руси.

Вот как описывает историк одно из державных деяний Русского Царя – Казанское взятие.

"Блистательный поход его имел совершенное подобие крестового; торжественность обрядов церковных мешалась с упражнениями воинскими; молебствия начинали и заключали каждый подвиг. В виду Казани расположился необъятный стан русский, и близ шатра царского разбит шатер церковный. Пред началом приступа все войско очистило совесть исповедью. Царь молился в походном храме, при совершении Литургии готовясь к приобщению Святых Тайн. Когда диакон возгласил слова Евангелия: "Будет едино стадо и един пастырь!", грянул гром первого взрыва подкопов; при словах ектений: "Покорити под нозе его всякого врага и супостата", – второй взрыв поднял на воздух стены Казанские. Сеча закипела, но Царь причастился и дождался конца Литургии. Едва успел он сесть на коня, как принесли ему весть: "Казань взята!" Это событие совершилось октября 1552 года и сопровождалось избавлением 60 тысяч Христиан, томившихся в неволе мусульманской. Торжествующий Победитель сам водрузил первый крест посреди покоренного города и, обойдя по стенам с хоругвями и иконами, посвятил Пресвятой Троице бывшую столицу царства Казанского" (М. В. Толстой, История Русской Церкви, 1991 г., с. 378).

По сообщению того же историка, был взят Царем из Ростовского Авраамиева монастыря около времени войны с Казанью и сопровождал его в походе жезл преподобного Авраамия Ростовского, врученный святому самим Апостолом Иоанном Богословом для сокрушения идола (с. 63-64).

Деяния великого Царя и жидовские козни

Поистине священной войной всего Православного Христианства предшествовавших и настоящих поколений в духовном соединении Церкви Торжествующей и Воинствующей против иноверных явились деяния Грозного Царя.

В чем же состояла именно Опричнина, избранная часть, взятая собственным государевым мечом и луком? И кто эти амореи, у которых была отнята Царем "избранная сикима"?

Последовавшую за взятием Казани Ливонскую войну Царь Иоанн Грозный вел как милосердный Христианский Государь. Православные жители занимаемых областей и городов пользовались полной неприкосновенностью, литовцев брали в плен, а наемных немецких рыцарей и солдат Царь щедро одаривал и отпускал домой, как это было сделано при взятии Полоцка в 1563 году. За одним исключением.

"А которые были в городе жидове (сообщает псковский летописец) Князь Великий велел их с семьями в речную воду вметати и утопили их" (Карамзин, История Государства Российского, т. 9, с. 69).

Надо понять, какую реакцию вызвало это державное деяние Грозного Царя в "просвещенной" Европе, в которой жиды представляли к тому времени огромную тайную силу, основывавшуюся на власти денег и ритуальных убийствах.

Преданием на распятие Сына Божия утратив перешедшее к Церкви Христовой право духовного наследования Божественных обетований, жидовские мудрецы и старейшины с тем большим рвением обратились к служению диаволу талмудическим извращением богоустановленного закона.

Буквенно восприняв закон духовного соревнования, лишившиеся законного первородства, жиды соделались надежнейшими орудиями диавола в борьбе с Церковью Христовой.

"Убей лучшего из гоев (христиан)", – этот навет "диаволей зависти" и ревнования стал законом тайной непрестанной войны мирового жидовства против Христиан.

Лучшими, т. е. наиболее удовлетворяющими требованиям ритуального жертвоприношения, признаются жидами христианские отроки и младенцы мужского пола от 5 до 14 лет, каковые и приносились в жертву диаволу тысячами и десятками тысяч по всей Европе способом, напоминавшим распятие Господа Иисуса Христа или заклание Агнца, в особенности, во время скверных жидовских праздников Пурима и Пейсаха.

Непрестанно обличаемые, судимые и казнимые то тут то там в разных странах Европы за свои изуверные злодеяния, жиды к XVI веку подкупом и запирательством при всех подобных делах сумели добиться в большинстве стран Европы выгодного для себя законодательства, которое запрещало обвинение жидов в ритуальных убийствах детей с целью добывания христианской крови.

Согласно Магдебургскому праву, обвинитель, если бы не сумел доказать вины (что было сделать очень трудно при огромных финансовых возможностях жидов и их сплоченности), подлежал тому же наказанию, которое следовало обвиняемому, т. е. смертной казни.

Понятно, что при таких условиях, несмотря на общее признание факта совершения ритуальных убийств жидами (католической церковью было канонизовано в качестве святых несколько младенцев, умученных от жидов, памятники и изображения жидовских ритуальных изуверств сохранились в различных городах Европы), немного находилось смельчаков, решавшихся на обличение жидовского изуверства.

Наиболее кровопийственные угнеждения жидовской злобы образовались к началу Ливонской войны в приграничных с Московским государством исконно русских областях Польши и Литвы, куда собиралось с Руси все еретическое жидовствующее отребье, и откуда жиды удобнее могли вредить христианскому государству, закрывшему для них свои границы.

В 1550 году Царь Иоанн Грозный писал к польскому королю Сигизмунду "о лихих делах от жидов, как они наших людей от Христианства отводили, отравные зелья к нам привозили и напасти многие нашим людям делали"… (Соловьев, История России, т. 6, с. 159).

В приграничных исконно русских местечках и городах с коренным православным населением, не имевшим защиты от Православного Государя, жиды находили легкую добычу для своих скверных кровавых жертвоприношений.

Отсюда, из многочисленных жидовских тайных узилищ и темниц, неслись к многосострадательному сердцу Русского Царя мольбы и стенания тысяч и тысяч невинных христианских страдальцев.

Нанеся военный удар по главе детоненасытного змея, Царь Иоанн Грозный вызвал на себя извержение бешенной сатанинской злобы.

Масонская историография делит царствование Иоанна Грозного на два периода. Первый – до Ливонской войны, когда Царь был добрым и ничего не предпринимал без совета умных вельмож, и второй – "ужасный", когда, вместо того, чтобы по совету Адашева и "Избранной Рады", идти войной на крымского хана, поддерживаемого могущественными турками, с которыми не могла справиться вся Европа, Царь начал выводить измену в собственном государстве и возвращать державе Русской ее исконные земли и города.

Именно с этого времени "обнаружились" в благочестивейшем Православном Государе все мыслимые и немыслимые пороки, получившие достойное отражение в литографированных гравюрах, во множестве распространявшихся в европейских странах – Русский Царь, сидящий на троне с головою рычащего пса вместо человеческого лица. (Точная характеристика, даваемая жидовским талмудом всякому доброму христианину!)

В победоносном военном походе, сокрушив богомерзкие алтари кровожадного жидовства, Царь Иоанн Грозный обнаружил симпатические связи, по которым распространялось от злых действие жидовской льсти, в самом государевом дворце.

Выяснилось, что противодействие Ливонской войне со стороны ближайших советников Царя и боярской думы было вызвано вовсе не державными интересами.

Думный дьяк Алексей Адашев оказался уличенным в сожительстве с польской жидовкой, кощунственно называвшей себя Марией Магдалыней и проживавшей в Москве с пятью взрослыми жидами, которых она выдавала за сыновей. Был заподозрен в сношениях с антирусскими силами и изменил Царю ближайший друг и советник его князь Андрей Курбский.

Чем ревностнее и тверже сжимала царская рука древко державного копия, острие которого прободало кровоядную пасть жидовского дракона в Ливонии, тем явственнее нарастал антидержавный мятеж в приказных верхах, боярской знати и среди некоторой части духовенства.

Война с кровожадным Молохом и Ваалом обсевших русские рубежи жидов потребовала такого духовного напряжения, которое подорвало все наиболее расслабленные, уязвимые и гнилые жилы Московского Государства.

На другой год после полоцкого погрома Царь разделил державу на Земщину и Опричнину.

Много знатных и родовитых мужей было на Московской Руси, много заслуженных воевод и бесстрашных воинов, которые могли похвалиться блестящими победами на полях ратных сражений, сильных во Израили, как писал князь Курбский в своих письмах к Царю, но опереться в тайной коварной войне с жидами Царь Иоанн Грозный мог лишь на избранных.

"Блага мудрость с наследием" (Еккл. 7,12), – говорит Писание.

Та же Божественная Премудрость, которая управляла судью Израилева Гедеона в войне с мадианитянами, наставляла благоверного Православного Государя Иоанна Грозного ко устроению Опричнины.

"И рече Господь к Гедеону: мнози людие иже с тобою, сего ради не предам мадиама в руку их, да не когда похвалится Израиль на Мя, глаголя: рука моя спасе мя: и ныне рцы во уши людей, глаголя: кто боязлив и ужастив, да возвратится и да отидет в горы галаадовы. И возвратишася от людий двадесять две тысящи, и десять тысящ осташася. И рече Господь к Гедеону: еще людие мнози суть: сведи я на воду и искушу тебе их тамо:... И сведе люди на воду, и рече Господь к Гедеону: всяк иже полочет языком своим от воды, якоже лочет пес, да поставиши его особь: и всяк иже на колену падет (пити), отлучи его особь. И бысть число в горстех локавших языком триста мужей: и вси оставшии людие преклонишася на колена своя пити воду. И рече Господь к Гедеону: треми сты мужей локавшими воду спасу вас, и предам мадиама в руку твою: и вси людие да пойдут, кийждо на место свое". (Суд. 7,2-7).

Всего триста мужей ратных ревностно как псы лакавших на виду у царя воду державного благочестия выбором от всей земли Русской составили духовно военное опричное братство – опору и оружие государево в борьбе с жидами.

Согласно с юридической практикой Московской Руси в XVI столетии, боярские провинности должен был судить сам Царь вместе с боярской думой.

Царь Иоанн Грозный дал тремстам своим опричникам полномочия казнить царских лиходеев и сопостат по праву ревнования помимо царского суда, непоколебимым упорством и божественной ревностью по благочестии препобедив и угасив дерзость и злобу жидовскую, тайными интригами, подкупом и колдовским наваждением действовавшую в Русском Стане. Оградил Землю Русскую от кровавых проделок лютых жидов.

Право божественного ревнования, присваивая и извращая которое жидовские раввины, прикрывают утонченное служение диаволу, совершаемое через принесение кровавых детоубийственных жертв, – это божественное право, возгреваемое в верных сердцах и "убивающее нечестивых от лица царева", и есть та "избранная сикима", разделяемая и взимаемая у жидов, – этих злейших и страшнейших врагов Христианства, приточно изображаемых "амореев", которую добыл опричным мечом и луком Русской Державе Царь Иоанн Грозный.

Усилиями масонских историков и писателей последующих поколений опричные деяния благочестивого Царя были оболганы и извращены, и божественная ревность благословенного братства опричников стала представляться произволом кучки разнузданных насильников и убийц, действовавших в личных корыстных интересах, но не таковой являлась "Государева Светлость Опричнина" в сознании современников.

Опричные деяния Грозного Царя совершались в полном согласии с волей и устремлениями русского народа, одобрившего и благословившего в лице своих представителей из Московских низов и соборного Духовенства Русской Церкви самое учреждение Опричнины. Впоследствии, духовное единство Земщины и Опричнины подтвердил созванный Царем собор Всея Земли (от всех сословий, в том числе ремесленников и купечества), который высказался за безусловное продолжение кровопролитной Ливонской войны в ясном сознании ее цели и значения.

Очевидно, что в опричном окружении Царя не только не могло быть места случайным людям и всякого рода проходимцам, но и более того, те триста опричников, которые были наделены от Царя правом ревнования и знаками или эмблемами принадлежащей им привилегии (имели собачьи головы и "помялы"), являлись известнейшими во всей Московской Руси мужами, пользовавшимися непререкаемым нравственным авторитетом.

Опричный "перебор людишек", тысячи лучших царских слуг "выбором ото всех городов" был начат Царем за 15 лет до официального учреждения Опричнины.

Как посвящение ветхозаветных левитов в стражи дому Израилева совершалось при возложении на них рук всего избранного народа (Числ. 8), так точно выбор "тысячи" из доблестнейших дворянских родов происходил при непосредственном участии всего русского народа и сопровождался торжественными обрядами и напутствиями.

"Выбор" Государев был безошибочен.

Историк замечает: "Среди "тысячи" встречаются имена синодика Успенского собора, куда по древнему обычаю повелением Государя записывались на вечное поминовение воины "храбрствовавшие и убиенные за святые церкви и за Православное Христианство" (Ю. Виппер, Иван Грозный, М., 1944 г. с. 40).

В сопровождении этой избранной "тысячи" Царь Иоанн Грозный и отъехал в Александровскую Слободу зимой 1564 года, где, основав Распятскую церковь, обрек себя и триста избранных из лучших нести опричный крест ревнования Дому Божию.

Посвященные Царем в тайны опричного домостроительства, члены Голгофо-Распятского опричного братства, облачившись в черные монашеские одеяния и оставив семьи и дома, вышли из мира, чтобы, приняв на себя, разделить с Царем лютую злобу смертоубийственных жидовских наваждений.

Пройдя крестным путем ревнования Дому Божию вместе с Грозным Царем по плачевной земной юдоли, они шествуют ныне, стяжав в борьбе с жидовской крамолой нетленные венцы победителей смертоносных сокровищ ада, стезями Небесного Воинства России.

Клевета на них есть клевета на весь русский народ, и на ту избранную его часть - небесных воинов, которые и поныне защищают Русь от напастей жидовских.

Страшными историями о еврейских погромах, нашептываемыми на ночь под завывания гуманистических врак об общечеловеческих ценностях, оболгав и угасив опричную ревность по благочестии в Русском Народе, жиды, как мычащий скот, повели его на заклание на талмудической бойне – "ЧеКа", залив русскую землю реками христианской крови и покрыв ее идольскими капищами и изваяниями Молоха и Вила. И до ныне коварством и хитростью они удерживают русскую совесть в узах ложного покаяния за грехи малодушия и неправосудного гнева.

"Словеса беззаконнии премогоша нас, и нечестие наша Ты очистиши" (Пс. 64,4), – от лица ревнителей последних времен восклицает св. пророк Давид.

Опричное наследство

Попытки вступить в обладание опричным наследством предпринимались неоднократно в разные периоды русской истории.

Во все время, когда открыт был русским людям доступ к святыням Кремля, не прекращался поток ищущих державного заступления к раке мощей благоверного Царя Иоанна Грозного, почивающих в Успенском соборе. По церковному преданию, панихида, отслуженная у гроба Царского, решала дело в неправом суде. В одной из Кремлевских палат находится настенное изображение царское, писанное "иконным пошибом" с венцом, как у святого. "Полный месяцеслов Востока" архимандрита Сергия делает упоминание имени благоверного Царя Иоанна Васильевича в числе Московских чудотворцев, указывающее на сильное почитание Грозного Царя москвичами и их добрую память, а может быть, в иные времена, и тоскование по Опричнине.

Опричнина – оружие священной войны против изуверных жидов, которое добывается ревнованием страху Божию и самоохотным несением поношения Христова.

"Ревность дому Твоего снеде мя, и поношения поносящих Ти нападоша на мя" (Пс. 68,10), – говорит св. пророк Давид.

Именно поношение Христово, Крест Христов и есть та печать, которая удостоверяет неподдельность опричного состроения.

На языке Священного Писания древнерусской опричнине соответствуют понятия "избрания" или "остатка", посвященного Богу, того малого числа праведников (даже до десяти человек), ради которых Господь обещал пощадить всех живущих на земле (Быт. 18,23-33), и которых, по словам апостола Павла, "не стоит весь мир".

Угроза отъятия от среды, выхода из мира этих божественных избранников равносильна его погибели.

Последние дни мира, развязка его судеб, разрешение "тайны беззакония" связано, согласно Божественному Слову, с исходом верных: "точию держай ныне от среды будет" (2 Сол. 2,7).

Это отъятие в последние дни от среды мира удерживающего остатка верных, опричнение мира предсказано Самим Господом: "Тогда сущие во Иудеи да бежат на горы" (Мф. 24,16). Что и сбылось отчасти перед разрушением Иерусалима римлянами.

"Люди принадлежавшие к Иерусалимской церкви, повинуясь откровению, данному перед войной тамошним почтенным мужам, покинули Иерусалим и поселились в Перес в городе Пелле, уверовавшие во Христа выселились из Иерусалима, вообще все святые оставили столицу Иудеи и всю иудейскую землю. Божий суд постиг наконец иудеев, ибо велико было их беззаконие перед Христом и его апостолами" (Евсевий, Церковная История, кн. 3, гл. 5.), – сообщает церковный историк.

Исполнится же окончательно проречение об Опричнине в последние дни.

По Святоотеческому Толкованию, иудея означает покаяние, а горы – твердое упование и призывание Бога на отмщение нечестивым. Некоторые в данном изречении под горами понимают святых.

Духовным исхождением из мира в предназначенное Богом время, соединясь в ревновании о наказании жидовской злобы, идоложертвенной кровью затопившей весь мир, святые составят Божественную Опричнину, "стан святых и город возлюбленный" (Ап. 20,8), для наведения праведного суда Божия на беззаконных, который и последует их горячим прошениям и молитвам.

Как сказано, "спадет с неба огнь и пожрет их" (Ап. 20,9).

Мысленную опричнину, духовно-военное исхождение от среды верных в последние времена воспевает св. пророк Давид: "Яко помышление человеческое исповестся Тебе и останок помышления празднует Ти" (Пс. 75,11).

"По словам божественного Максима, "остаток помышления" есть очищенный от всякого злого внушения помысл, как "остаток по избранию благодати" (Рим. 11,5), а речение "будет праздновать" значит то, что избранный глубокий помысл будет веселить Бога. При том праздник принадлежит веселящимся, а исповедование – испытуемым, и последнее производит печаль, а первый – радость" (Евфимий Зигабен, Толковая Псалтырь, с. 465).

Опричное помышление, очищенное в последние времена и есть, как надо думать, та забытая и искаженная ныне часть Церковного Предания, которая содержит учение о Православном Царе, как охранителе прав Святой Церкви, именующимся защитником ее, и предъизбранном Богом Помазаннике Его и Государе христоименитого народа.

В "Разговоре о священнодействиях и таинствах церковных" блаженный Симеон архиепископ Фессалоникийский пишет о древнем обычае Церкви при венчании и миропомазании Царя на царство освящать установленными чинопоследованиями вместе с Царем и приводящих его к миропомазанию государственных сановников и военачальников как свидетельствующих и подтверждающих его законное избрание лиц.

"В прежнее время посвящение совершалось после Царя и над другими сановниками. Ибо после избрания и царского определения они приводились в Церковь, был поставляем пред св. вратами против престола аналой и патриархом совершаемы были молитвы и благословения" (Арх. Симеон Фессалоникийский, Сочинения, Спб. 1856, с. 200).

Таинственный смысл сего священнодействия заключается в том, что Православный Царь есть не просто первый чиновник в государстве, но является начальником особого церковного чина – Опричнины Верных, державных стражей и защитников Св. Церкви, ревностным служением и состроением христианских добродетелей которых укрепляется и утверждается его держава.

"Се что добро и что красно, но еже жити братии вкупе" (Пс. 132,1) – прикровенно изъясняет таинство состроения чина державного служения св. пророк Давид, "речением, что так хорошо изобразив испытания в жизни (то есть крест), а что так прекрасно-происходящее из единомыслия единение и веселие" (Евфимий Зигабен, с. 335), которое сравнивает с излиянием священного мира при помазании Священников и Царей.

"Яко миро на главе" (Пс. 132,2).

"Этот архиерейский елей (миро) составляется из различных благовонных веществ: смирны, кинамона, тростника и рани, – говорит блаж. Феодорит, – но ни одно из них не дает само по себе такого благоухания, а смешение и соединение всех производит самый благовонный состав. Итак, прилично сему (пророк Давид) уподобил братское согласие. Ибо совокупность многих правых действий производит благоухание совершенной добродетели" (Зигабен, с. 336).

Такой совокупной добродетелью, которой как драгоценным и многосоставным миром таинственно помазуется на церковное служение Православный Царь, и является единомысленное служение верных, духовно-воинская дисциплина – именуемое опричное веселие.

"Веселие праведных творити суд" (Прит. 21,15), – говорит Премудрость. И Св. Церковь прошениями молебного "Канона ко Господу нашему Иисусу Христу за Царя и за люди, певаемого в брани против сопостат находящих на ны" признает приличной эту совокупную добродетель православным воинам, оруженосцам и слугам Царя, поборникам христианского благочестия: "Владычице, радости сердца наша исполни внегда ссещи главы безбожных воинств" (Потребник).

Усвоение опричного наследства Царя Иоанна Грозного остатком верных русских людей во главе с Помазанником Божиим, Православным Царем совершится Премудростью Божией в последние времена, когда разжигаемый огнем священного ревнования и закаляемый хладом несения поношения Христова оторжавеет от приражений неправедного гнева, порождаемого "страхом иудейским", русский духовный меч, когда на избранной Самим Богом в подножие престола Его святой Русской Земле восстанут из руин попранные и поруганные ныне святые Церкви Божии на месте раскопанных и избиенных опричным мечом скверных и кровавых жидовских алтарей.

 

+ + +

 


 

Похороны атеизма и дарвинизма Сожжение книги о колдуне Гарри Поттере На Пушкинской площади в Москве прошло молитвенное стояние против анти-Мадонны Пикет против премьеры фильма «Код да винчи» РУССКОЕ АУТОДАФЕ

 

 Орден Дракона "ДРАКУЛА" 
При полном или частичном воспроизведении материалов узла обязательна ссылка на Орден Дракона "ДРАКУЛА"