Герб Ордена Дракона Орден Дракона ДРАКУЛА Герб Ордена Дракона
 ОРДЕН ПОБЕЖДЕННОГО ДРАКОНА ВО ИМЯ СВЯТОГО ГЕОРГИЯ ПОБЕДОНОСЦА 

+ ОРДЕН ДРАКОНА
+ БИБЛИОТЕКА
+ ГАЛЕРЕЯ
+ ЖУРНАЛ СПХ
+ ПРАВОСЛАВИЕ ИЛИ СМЕРТЬ
+ КНИГА ЦАРСТВ
+ МГНОВЕНИЯ
+ СВЯЗЬ
+ ГОСТЕВАЯ
+ ССЫЛКИ



ЖИЗНЬ ЗА ЦАРЯ

РУСЬ и ОРДА

ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ

РУССКАЯ УКРАИНА

ЦАРЕУБИЙСТВО

КОНЕЦ ТЕРАФИМА

СТАРЫЕ РУКОПИСИ

РУССКОЕ ПОКАЯНИЕ - II

СЕРГИЙ СТОРОЖЕВСКИЙ

ДУХОВНАЯ ОПРИЧНИНА

МОЦАРТ И САЛЬЕРИ

ПРАВОСЛАВИЕ ИЛИ СМЕРТЬ

КНИГА ЦАРСТВ

Журнал Священная Хоругвь

Журнал Священная Хоругвь

Журнал Священная Хоругвь

Священная Хоругвь
Литературно-художественный альманах
Электронная версия печатного издания Союза Православных Хоругвеносцев "СВЯЩЕННАЯ ХОРУГВЬ"
№1 №2 №3 №4 №5 №6 №7 №8 №9 №10 №11 №12 №13 №14 №15 №16 №17 №18 №19 №20 №21

8 ноября 2009 года,

Воскресенье, 17:13.

- X -

 

“ Заключение ”

или

“ Культ Ивана Грозного ”

 

В заключении даём довольно объективно написанную статью Бориса Кнорре о почитании Царя Иоанна Васильевича Грозного в сегодняшней России. Пока безо всяких комментариев.

Так лучше и интересней.

Борис Кнорре

Культ Ивана Грозного в России: религиозный и светский формат

Общеизвестные факты

Фактом почитания Ивана Грозного в качестве святого сегодня уже никого не удивишь. Насколько бы это не казалось фантастично, “Грозный” уже занял определенную идеологическую нишу в церковно-патриотических кругах среди монархистски настроенных мирян и духовенства. Интересно то, что и в не церковной патриотической среде в последние годы произошла серьезная переоценка этого царя. Если вы выступаете с патриотических позиций, но имеете что-то “против” Ивана Грозного, то иные патриоты в лучшем случае назовут вас исключением, а в худшем - поставят под сомнение ваш патриотизм, вашу преданность России…

Поднятие на щит Ивана IV повлекло за собой полную реабилитацию опричнины – ее переоценку как на историческом, так и на религиозно-мистическом уровне. Эпитет “опричный” приобрел необычайную популярность. Почитатели Грозного нередко готовы называть себя “новыми опричниками” или прилагать эпитет “опричный” к своей профессии или иному социальному статусу. Так, например, среди них есть “опричные историки”, “опричные журналисты”, “опричные поэты” и т.п.

Популярность получили так называемые "опричные братства", которые сегодня есть в Санкт-Петербурге, Волгограде, Новосибирске, Москве и других городах России. Можно сказать, что опричнина сделалась сегодня своеобразным брендом не только среди отдельных церковных групп, но и представителей ультра-правых политических кругов. Со стороны церковных (или околоцерковных) структур о “святости” Грозного сегодня продолжают говорить Союз православных хоругвеносцев (СПХ), Союз православных братств (СПБ) – оба, возглавляемые Леонидом Симоновичем-Никшичем, такие православные политизированные издания, как: "Русь православная" (ред. - Константин Душенов), "Русский вестник" (Алексей Сенин), “Первый и Последний”, называвшийся ранее “Сербским крестом” (В. Манягин, К. Гордеев, Л. Сергиевский), черносотенные интернет-издания “Хоругвеносец” и “Боевой листок хоругвеносца” (сайты СПХ), “Земщина”, а также сайты “За истину”, “Благословение” и др.

Религиозно-оформленное почитание “Грозной святости” проходит в рамках мировоззренческого течения, называемого царебожничеством, которое само по себе намного шире и только лишь на фигуре Ивана Грозного не замыкается. Суть царебожничества состоит в сакрализации царской власти, что реально выражается в сакрализации фигуры того или иного монарха и в его идеализации, вплоть до подгонки фактов под искомый исторический образ. Соответственно, идеализации подвергается не только монарх, но и часть его окружения. В частности, “смоделирован” идеализированный образ Григория Распутина, как “друга” Царской Семьи. Напомним, что, согласно концепции современных царебожников, Николай II в образе соискупителя уподобляется Христу, а Григорий Распутин наподобие Иоанна Крестителя объявляется предтечей Николая II в его “жертве за народ”. Эту теорию разделяют обычно те, кто почитают в качестве православного святого Ивана Грозного.

Нужно сказать, что апологеты царебожничества постепенно наращивают аргументацию в защиту своих идей. Так, книга Вячеслава Манягина “Апология Грозного Царя”, выдержавшая уже три издания, выигрывает в споре с современными оппонентами царебожничества – автору удалось достаточно развернуть тему несостоятельности критической исторической оценки Грозного, умело показав разночтение источников, свидетельствующих о жестокости и прочих проступках царя. Со стороны оппонентов царебожничества столь развернутого ответа пока еще не написано. В церковно-апологетическом духе о Грозном снят документальный фильм “Страж православия”, в котором царь-тиран предстает в идиллическом облике. Почитатели Грозного молятся ему по специально составленной молитве, в которой обращаются к “благоверному Царю Иоанну” с прошениями: “восстани в помощь нам”, “умоли Христа Бога и Пречистую Богородицу… Царство Самодержавное возстановити и низпослати Царя Православного, аки же Ты был еси” – то есть послать на землю такого правителя, каким был сам грозный царь. Некоторые царебожники верят в то, что Иоанн Грозный буквально воскреснет перед концом времен и исполнит свою страшную миссию1… Опричнина при этом осмысляется как образ небесного апокалиптического воинства, которое будет воевать за победу над “вражьими силами”.

Подобные идеи представляют собой немалый вызов для Русской Православной Церкви Московского Патриархата. Их разоблачению посвятили свои статьи преподаватели высших учебных заведений Александр Дворкин (недавно вышла его диссертация, посвященная разбору религиозности Ивана Грозного), а также диакон Андрей Кураев, Владислав Петрушко, архимандрит Макарий (Веретенников) и др. На Архиерейском соборе РПЦ МП, прошедшем осенью 2004 г., этой теме было уделено особое внимание (см. Доклад митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, председателя Синодальной комиссии по канонизации святых, на Архиерейском Соборе РПЦ МП и, в частности, Приложения №4, №5 к докладу митр. Ювеналия: "К вопросу о канонизации Царя Ивана Грозного и Г.Е. Распутина" и “Царская семья и Г. Е. Распутин” (размещены на сайте “Седмица.Ru”)). От имени Архиерейского собора РПЦ МП заявлен однозначный отказ канонизировать Ивана Грозного и Распутина. О том, что РПЦ МП уже всерьез осознает угрозу развития идей царебожничества, говорит и реакция Ярославской епархии, которая выразила решительный протест против установки памятника Ивану Грозному в гор. Любим Ярославской области. Архиепископ Ярославский и Ростовский Кирилл направил минувшим летом губернатору, областному прокурору и главному федеральному инспектору письмо, в котором указал, что установка памятника приведет "к самым непредсказуемым последствиям, ухудшит криминогенную ситуацию в районе" и может стать “дестабилизирующим фактором”, отметив, что этому может содействовать действующее в окрестностях Любима "Опричное братство", возглавляемое видным идеологом “новой опричнины” А.А. Щедриным (выступающего под псевдонимом Николай Щедрин)2.

Отметим, что хотя документы Архиерейского собора, посвященные вопросам канонизации Грозного и Распутина, заставили задуматься часть симпатизантов этих фигур, они не оказали серьезного действия на тех, кто уже разделяет “опричные идеи”. За прошедший год после появления документов Архиерейского собора появилось немало ответных посланий со стороны апологетов царебожничества.

Активисты движения за канонизацию Ивана Грозного продолжают вполне открыто почитать Грозного, несмотря даже на то, что руководство РПЦ МП ведет с ними диалог, готово идти им навстречу, благословляя некоторые их церковно-общественные акции. Так, например, ежегодный крестный ход, посвященный годовщине расстрела царской семьи, проходивший в центре Москвы 17 июля, прошел в 2005 г., по письменно представленному Патриарха Алексия II (по словам председателя Союза православных хоругвеносцев (СПХ) Л. Симоновича-Никшича, впервые за 15 лет), сообщило Благовест-Инфо (http://www.blagovest-info.ru/index.php?ss=2&s=4&id=698).

При этом СПХ просто превозносит Ивана Грозного, делая его даже своего рода знаменем своей деятельности. В частности, на главной странице сайта СПХ на самом верху размещено иконописное изображение Ивана Грозного, которое хоругвеносцы не раз выносили во время своих крестных ходов, а справа от него опубликована цитата из послания Грозного к князю Курбскому, в которой, по мнению Л. Симоновича-Никшича, “история, смысл и цель нашей жизни на Русской земле”3.


Изображение царя Иоанна Грозного, популярное у хоругвеносцев (Земщина. №10-3(111) -http://www.zemschina.narod.ru/111-3.htm).

Более того, описывая в своем “Боевом листке Хоругвеносца”4 посещение Александрова (непосредственно перед празднованием дня “обретения телеси Иоанна Грозного” 10 июня, которое для ревнителей “опричной святости”, безусловно, является важным праздником), хоругвеносцы утверждают, что, для того, чтобы Россия воспряла, необходимо перенести столицу России из Москвы в Александров, “воссоздав здесь мужской опричный монастырь во имя Святого Царя Иоанна Васильевича Грозного…”.

Черносотенное интернет-издание Земщина – один из рупоров царебожничества, в том числе и хоругвеносцев, продолжает активную деятельность и при этом сотрудничает с откровенно неоязыческими и нацистскими интернет-ресурсами – такими, как журнал “Мракобесъ”, “Руны Владимира Озерного”, “Русский родноверческий музыкальный проект” “Хвангур”, “Сполохи”, “Великая Сарматия”.

Грозная теология

На самом деле удивляться этому не следует, если учитывать, что царебожничество сегодня имеет свою опорную догматику, свои канонические представления о царской власти, фактически свое монархическое “Предание Церкви”, с которым соразмеряет все остальное.

Сущность царебожничества отчетливо отражает специальный документ под названием “Краткое исповедание грехов против царской власти”, популярное сегодня в радикальных монархических кругах “народного православия”. Исповедание содержит формулировки, которыми как раз сегодня и пользуются почитатели Ивана Грозного, наделяя первого русского самодержца сакральными эпитетами.

В частности, в “Исповедании” утверждается, что “Царь земной есть образ Царя Небесного, живая икона Иисуса Христа – Царя Царей, и что царство земное устрояется по образу Царства Небесного, как икона Неба”, что “Боговенчанный Царь является главой земной Православной Церкви”. Такое утверждение, в свою очередь, дает основание для учения о царе-первосвященнике, разделяемое в царебожничестве, причем аргументы pro изыскиваются и у отдельных средневековых церковных писателей. Например, автор “Апологии Грозного Царя” Вячеслав Манягин любит приводить слова Димитрия Хоматина, архиепископа Болгарского (XIII в.) о том, что император есть “вождь церковной иерархии и законодатель по отношению к жизни и поведению священников"5 (курсив мой – Б.К.).

Исповедание предлагает покаяться всем, кто когда-либо “позволял себе давать оценку решениям и действиям Царей”, подчеркивая, что “Помазанники Божии” ответственны лишь “пред Единым Небесным Царем” и неподотчетны даже перед Вселенскими Соборами. “Нет греха большего на земле, чем противление воле Помазанника Божьего”, - заявляет Исповедание. У “опричного идеолога” А.А. Щедрина (псевдоним – Николай Козлов), сформировавшего свое “Опричное братство” близ г. Любим Ярославской области, эта максима звучит еще резче: “Хула на Царя, яко хула на Самого Духа Святаго не прощается ни в сем веке, ни в будущем”6. По логике царебожников, “хула на Помазанника Божия есть хула на Самого Помазывающего – то есть на Святого Духа”.

Очевидно, что при таких представлениях о царской власти критическая историческая точка зрения на Ивана Грозного, как на "первого Помазанника Божия на Руси"7, не приемлема. Поэтому его почитатели прямо заявляют, что Иван Грозный, как первый венчанный на царство русский царь, априори не мог быть плохим правителем или каким-либо похотливым тираном, так как православная монархия рассматривается ими как величайшее божественное установление, а Бог не ошибается… Так, в частности, председатель Союза православных братств и Союза православных хоругвеносцев Леонид Симонович-Никшич, ратуя за всенародное почитание Грозного, риторически вопрошает: “как Господь Вседержитель мог помазать на Царство и поставить на Руси Первого Своего Царя в лице человека страстей, изувера, садиста и убийцы?”8.

Логическим следствием сакрализации царей является агиографическое предложение "опричного историка" Андрея Хвалина прославить отдельный “Державный Собор русских правителей”9 - “по примеру Собора Оптинских святых, Владимирских святых”. Понятно, что образ “Державного Собора русских правителей” недвусмысленно предполагает то, что не только самодержцы, но и каждый номинально православный русский правитель оказывается святым в силу своего статуса, а не личных заслуг.

Социальное преломление

Реально, обрамляя фигуру православного монарха, в том числе и Грозного особыми догматически содержательными эпитетами, его почитатели вносят совершенно определенный социальный контекст. Фактически религиозная сакрализация Ивана Грозного ориентирована на утверждение совершенно определенных социальных идеалов. Проанализируем их.

Разумеется, что, прежде всего за почитанием Ивана Грозного сквозит миф о “сильной руке”. несомненно, что с помощью канонизации такой фигуры можно утвердить православно задекорированный сталинизм, право на расправу над всеми мнимыми “врагами России”, в особенности “над жидами” и на их изгнание. Писания неоопричников буквально дышат мечтой о гипотетическом реванше с явным антисемитским духом. На эту тему поются песни, имеются соответствующие стихи.

Для примера процитируем популярного у царебожников поэта Иоанна Опрiчного (псевдоним, говорящий сам за себя), чающего изгнания евреев из России:

Скоро рухнет ваш колдовской эшафот,
Слишком долго вы колдовали,
Скоро Русь свой Меч-Кладенец возьмёт,
Скоро встанет из гроба Сталин.

И восстав, он пойдёт и вырвет топор
Окровавленный тот из плахи,
И на вас, фармазоны, взглянет в упор,
Оправдав ваши вечные страхи.

О! Тогда трепещите, хватайте скарб,
И бегите в аэропорты,
Ведь тогда не поможет ни кровь, ни “Зогар”,
Ни Берраха, жидовские морды!10

Прославлением Грозного царебожники не просто стремятся санкционировать право активного силового воздействия на общество – речь идет именно о силовом воздействии, мотивированным пресловутыми сакральными мифологемами. Как бы политизировано не было движение за канонизацию Грозного, ему свойствен глубокий мистический взгляд на мир, сопряженный со множеством метаисторических а где-то и оккультных мифологем о многообразном действии "тайны беззакония" в мире и таинственных путях борьбы с нею "сил света".

В царебожничестве отчетливо просматривается установка на тотальное регулирование российской действительности, где все стороны жизни регламентировались бы своеобразным "опричным шариатом", а граждане этого государства имели бы право на "православный джихад" против "иноверцев". Отметим, что сфера "иноверия" не ограничивается чисто конфессиональным смыслом. В "богословский оборот" вводится понятие "мирских ересей". В их числе: либерализм, гуманизм, плюрализм, демократия, принцип разделения властей, называемый "мирским арианством" и "мирским несторианством" (одновременно!)11. Ярким выражением претензий царебожников являются крестные ходы с яркими красочными хоругвями, которые проводят православные хоругвеносцы под руководством лидера СПХ Л. Симоновича-Никшича. Хоругвеносцы с гордостью признаются в описании одного из своих крестных шествий, что им удалось затмить рекламно-эрзацевое пространство победоносными хоругвями. Когда члены СПХ прошли "Крестным Ходом вокруг Кремля. С Хоругвями, Русскими национальными Черно-Золото-Белыми стягами, Сербскими знаменами… тысячи безликих и чужеродных флажков, заполонивших Васильевский спуск Красной площади, сразу как-то сникли и погасли. Тысячи и тысячи людей уже не слушали выступления разных райкиных, байкиных, жучковых и “иже с ними”: их взоры были устремлены на волнующееся МОРЕ РУССКИХ ЗНАМЕН И БОГОДАННУЮ ХОРУГВЬ ВОИНА ЕВГЕНИЯ!" (так в тексте – Б.К.)12.

Логику привлекательности идей "новой опричнины", среди церковных "низов" понять можно. Есть немало патриотов, которые, придя в начале 90-х гг. к Церкви, во многом благодаря дореволюционной литературе сконструировали в своем сознании достаточно заманчивый идеализированный образ Святой Руси, устроенной на патриархальных началах, а процесс возрождения православия в России давал некоторые надежды на хотя бы частичное воплощение этого образа. Однако ситуация развивается в ином направлении. Православная столица становится все больше похожа на огромный гипермаркет, в котором законы рынка начинают определять буквально все. На фоне усугубляющегося социально-экономического кризиса и социально-имущественного расслоения общества навязчивая реклама все больше вызывает раздражение, а вовлечение России в процессы глобализации оказываются непереносимы для тех, кто радеет о патриархальном образе жизни. Обещанного старцами возрождения России все нет и нет. Царская Семья и Новомученики прославлены, а "воз и ныне там". Ведь в церковно-консервативной среде бытовало убеждение, что как только Русская Церковь во всей своей полноте прославит Царственных мучеников, все беды России прекратятся. В такой ситуации "опричные симпатии" и царебожничество в целом представляют собой "крик отчаяния" многих религиозно настроенных патриотов. Симптоматично то, что, часть тех, кто в начале 90-х гг. связывал надежды на воскрешение Святой Руси с пророчеством о воскрешении преп. Серафима Саровского, призванного открыть проповедь всемирного покаяния, теперь уповают на "восстание Ивана Грозного", согласно вышеприведенной молитве.

Налицо все усиливающаяся поляризация между патриархальными идеалами и реальностью, в условиях которой у многих православных патриотов формируется жесткое дуалистическое восприятие мира: добро – это то, что соответствует их представлениям о Святой Руси, все остальное – зло. Под категорию, зла, таким образом, подпадает не только глобализующийся мир, на и многие цивилизационные достижения, в том числе и научные. Традиционная историческая наука оказывается среди них – ее выводы объявляется результатом вмешательства "тайных закулисных сил", поэтому с ними можно не считаться, а значит историю можно и нужно переписать. Более того, при таком взгляде на историю закономерен соблазн смотреть на исторические оценки с точностью до наоборот: тех, кого история клеймит, на самом деле – хорошие, что мы и видим в ситуации с Иваном Грозным, Григорием Распутиным, а также со Сталиным.

Грезы о всеобщем равенстве

Протест против охватившего Россию дикого капитализма и ревность о социальной справедливости выражается у царебожников в идее о всеобщем равенстве. Недаром, самодержавно-опричной теократии оказывается очень дорог принцип владения “всеми частями царской власти” без посредства “бояр и вельмож”13. Реально это означает то, что царебожники выступают за отсутствие каких-либо срединных аристократических или интеллигентских сословий в обществе. Грезы царебожников о социальном равенстве наглядно выражены в "библии царебожничества" – кн. "Самодержавие Духа" митр. Иоанна (Снычева), где подчеркивается, что “в своем царском служении он (царь – авт.) "не от мира сего", и поэтому перед ним, как перед Богом, все равны, и никто не имеет ни привилегий, ни особых прав”14

Здесь очень кстати оказывается Распутин. Вдвоем Грозный и Распутин как раз и осмысляются как “живой символ нерушимого, мистического единства православного царя со своим народом”15. Есть соответствующее иконописное изображение, на которых они запечатлены вместе. Например, известна "православная икона", на которой в центре изображен Иван Грозный, слева – святой Василий Блаженный, а справа – "мученик Григорий" (Распутин)! Заметим, что здесь еще и попытка сместить акценты с традиционного для православия преобладающего почитания церковных клириков на почитание во святых мирян. Именно миряне играют в современном царебожничестве ключевую роль, недаром, критикуя руководство РПЦ МП за сосредоточение церковной власти в руках архиереев, царебожники являются сегодня группой, активно добивающейся созыва Поместного собора.

Светский формат

Очевидно, что параллельно с вызреванием симпатий к Ивану Грозному в церковной среде, опричные идеи развиваются и в чисто политических ультра-правых, националистических кругах. Им уже не свойственно обожествление царской власти как таковой, поэтому их нельзя называть царебожниками. Хотя они не прочь поспекулировать на патриотической значимости православия, кроме того, с "церковными" почитателями Грозного их объединяет общий социальный дискурс.

Заметим, что со стороны этих сил всплеск разговоров о подвигах “благоверного царя Иоанна Васильевича”, о “великом значении опричнины”, ее актуальности для нашего времени пришелся на 2001 - 2002 годы, как раз когда политики заговорили об опасности экстремизма в России, в результате чего даже был принят специальный закон об экстремизме.

Так, в июне 2002 году партией “Русской национальное единство” (РНЕ) был издан сконцентрированный на православных темах номер газеты “Русский порядок”, исполненный мистико-радикальным “апокалиптическим” духом, где по благословению некоего “старца схимонаха блаженного Иоанна” сам А.П. Баркашов выступил апологетом “святости” Ивана Грозного. Он отметил, что смутное время и польско-литовская интервенция стали возможными из-за того, что Иван Грозный “от своего милосердия не дорезал несколько боярских родов”, обвинив при этом династию Романовых. Заметим, что для церковных царебожников подобные мысли не возможны, так как любой царь-Помазанник, как и вся династия Романовых не могут быть объектом критики.

В то же время опричные идеалы проповедывались бывшими членами радикальной националистической партии “Русский национальный союз” (РНС)16, объединенными в Опричное братство Иосифа Волоцкого, издающее журнал “Царский опричник”. Интересно, что сотрудник “Царского опричника”, член Союза писателей России И.Лавриненко, говоря о социальной базе для создания новой опричнины, предлагал ориентироваться на идеи Муссолини. По словам Лавриненко, “корпоративное государство”, о котором мечтал Муссолини, - пример ““новых опричников” западного образца”17.

Симпатии к нацизму и к расовым теориям среди царебожников не представляются случайными, их можно обнаружить и у “церковных” царебожников, которые, порой выпячивают идею славянского арийства, привязывая его к идее “Москва – III Рим” и говоря о ненадобности заимствования арийской идеологии у немцев. Так, главный художник Союза православных хоругвеносцев Игорь Мирошниченко, говоря на вечере русско-сербской дружбы два года назад о реалиях, свидетельствующих о единстве России и Сербии, отметил, что “в Сербии мы везде находим образ, дорогой русскому сердцу, – коловрат или свастику. Свастика – важнейший христианский символ, с его помощью мы находим прародину, единую для сербов и русских… Нам ли занимать арийство у немцев?… Не Третий Рейх, а Третий Рим, не гестапо, а опричнина” (выделено мною – Б.К.)18. Заявление Мирошниченко вызвало бурные аплодисменты у присутствовавших там хоругвеносцев и прочих ревнителей сакральности царской власти.

Сегодня на щит Ивана Грозного поднимают новые евразийцы – лидер Международного евразийского движения (МЕД) Александр Дугин расписывает в своих выступлениях достоинства опричнины, сакральный символизм собачьих голов и социологию репрессий. А.Г. Дугин заявляет о необходимости создания параллельной иерархии и элиты в виду загнивания ныне существующей. По его мнению, эта иерархия должна представлять собой "Русский Орден" новых опричников. Молодчики из Евразийского союза молодежи, действующего под патронажем Дугинского движения, откровенно называют себя “новыми опричниками”, совершают “паломничество” в Александровскую слободу. В их коллективе действует даже специальная музыкальная группа "Злыдота", члены которой одеваются в черную одежду, стилизуясь под опричную атрибутику (Портал-Credo.Ru. 19.08.2005 - http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=35902&type=view ).

Но жизнь показывает, что почтение к фигуре Ивана Грозного растет в обществе не только на периферии российской политики (как в случае с МЕД). Фигура Грозного становится все более заметной в общественно-политическом пространстве, причем с явной положительной переоценкой, в особенности, когда нужно подчеркнуть имперскую сущность России и указать на пагубность для России “ненавистного сепаратизма”.

В этой связи показательна Грознодицея (дословное название статьи) Максима Брусиловского, опубликованная в Русском журнале (05.03.2005 - http://old.russ.ru/politics/20030305-brus.html), где он проводит апологию Грозного с позиций его государственнических заслуг перед империей. Разумеется, М. Брусиловский, в отличие от царебожников, не обрамляет фигуру Грозного разными сакральными формулами и мифологемами, но безапелляционность его апологии тирана сопоставима с тем, что делают "церковные" ревнители опричнины. В духе сегодняшней царебожнической риторики политолог говорит об опасности боярского сепаратизма и об удивительном "долготерпении самодержца", откладывавшем расправу над изменниками. По мнению Брусиловского, Российское государство в период Ивана Грозного находилась перед опасностью быть отброшенным в домонгольский период, превратиться "в сообщество абсолютно независимых территорий, имеющих взаимоисключающие интересы и воюющих между собой". В этой связи и разгром Новгорода автор считает вполне закономерной и, главное, удачной акцией царя, "решившей проблему навсегда". А "корни опричнины", по мнению Брусиловского, находились "в достаточно прагматичной идее – навсегда сломать шею удельному сепаратизму, что и было достигнуто". Даже выход России из смуты автор приписывает самодержавным заслугам Грозного, отмечая, что если бы он действовал "менее решительно и менее "самодержавно", и из Смуты Русь скорее всего уже бы не вышла", "несломленные княжата растащили бы страну по уделам… Ополчение Минина и Пожарского, коронацию 1613 года - многого могли бы мы не увидеть без титанических, хотя и жесточайших усилий предпоследнего Рюриковича"19, - отмечает политолог.

Кроме того, идея установки памятника Ивану IV, который согласился спроектировать Зураб Церетели, также о чем-то говорит – по всей видимости, о том, что фигура "державного исполина" способна вызывать у определенной части российского населения пиетет. Иначе трудно объяснить, откуда могло появиться подобное рвение со стороны властей города Любим, настаивающих на установке памятника, и его финансовая поддержка.

Выходит, что помимо "церковного формата" складывающегося культа Грозного, опричные симпатии отвоевывают себе все больше пространства и в светском российском обществе. Глорификация Ивана IV уже бытует не только в среде националистических маргинальных групп, но проявляет себя уже и на вполне официальном уровне, в среде политической элиты, как показывает ситуация с памятником. В общем "тропа" к Ивану Грозному в России "не зарастет", а скорее, будет в ближайшее время еще больше "расчищена"...

 

1 См.: Вопрос о династии. Династия под вопросом // Иван Грозный. Pro et contra. Александровская слобода, 2003. С. 75.

2 Священники начали борьбу с Иваном Грозным // http://www.izvestia.ru/community/article2619507 15:30 02.09.05

3 Бог наш Троица, прежде всех времен и ныне сущий, Отец и Сын и Святой Дух, не имеющий ни начала, ни конца, Которым мы живём и движемся, именем Которого цари прославляются и властители пишут правду. Богом нашим Иисусом Христом дана была единородного слова Божия победоносная и во веки непобедимая Хоругвь – Крест честной первому из благочестивых Царю Константину и всем Православным Царям и хранителям Православия. И после того как исполнилась повсюду воля Провидения и Божественные слуги слова Божьего, словно орлы, облетели всю вселенную, искра благочестия достигла и Российского Царства…”

4 “Вы его почитаете, а мы ему служим!” // Боевой листок Хоругвеносца №28 (июнь,2005 г.).

5 Творения св. отцов и учителей церкви. (СПб., 1907). С. 360-361 // Цит по.: В.Г. Манягин. Апология Грозного Царя. (М., 2004). С. 169-170.

6 Козлов Н. Царь и священник // Опричный листок. № 60. Б.м., б.г. С. 4.

7 Заметим, что над Иваном Грозным был совершен лишь обряд венчания на царство, но не было совершено обряда помазания. Этот обряд впервые был совершен лишь над сыном Грозного – царем Федором Ивановичем. См. Успенский Б.А. Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление). М., 1998. С. 15, 109-110.

8 Симонович-Никшич Л. Страсти по Иоанну // Portal-Credo.Ru. 26.09.2003 (http://portal-credo.ru/site/?act=monitor&id=2298).

9 О благочестивом царе Иоанне Грозном (Беседа журналиста Леонида Болотина и писателя Андрея Хвалина, записанная 20 февраля 2002 года иконописцем и обозревателем радио “Радонеж” Виктором Саулкиным, но не вышедшая в эфир решительным противодействием историка Владимира Махнача) // Первый и Последний. 2002. №2 - http://www.kongord.ru/Index/Screst/sk83-14.htm

10 Опричный И. Русское покаяние // Земщина. №10-3 (111) - http://www.zemschina.narod.ru/111-3.htm

11 Семенов А.В. В поисках ересей… // НГ-Религии от 14 . 03. 2001 // http://religion.ng.ru/style/2000-11-29/8_eres.html

12 Союз Православных Хоругвеносцев второй раз прошел Крестным Ходом вокруг Кремля и впервые по новому мосту через Москва реку // Боевой листок хоругвеносца - http://www.cicpx.narod.ru/2004-09-07.html

13 “Единство идеалов царя и народа” // текст был размещен летом 2002 года на сайте “СПб-ского православного опричного братства благоверного царя Иоанна Грозного” (http://oprichnina.chat.ru)

14 Иоанн (Снычев), митрополит. Самодержавие Духа. (СПб., 1994), С. 164

15 Ревнитель благочестия // Русь Православная. 2002 №5-6.

16 Строев В. Новое поколение выбирает национал-социализм // http://www.russ.ru/politics/marginal/20000531_stroev.html (Русский журнал, 31 Мая 2000 г.).

17 Круглый стол, посвященный 435-летию введения опричнины// Сетевой журнал “Твоя война”. http://warweb.chat.ru/stoltsar.html.

18 Тульский М. Не Третий Рейх, а Третий Рим, не гестапо, а опричнина!” – главный лозунг сербско-русской дружбы. Вечер этой дружбы прошел 25 января в Союзе писателей России // Portal-Credo.Ru – 27.01.2003. (http://portal-credo.ru/site/?act=news&id=7003&type=view).

19 Брусиловский М. Грознодицея // Русский журнал.05.03.2005 (http://old.russ.ru/politics/20030305-brus.html).

+ + +


 

Похороны атеизма и дарвинизма Сожжение книги о колдуне Гарри Поттере На Пушкинской площади в Москве прошло молитвенное стояние против анти-Мадонны Пикет против премьеры фильма «Код да винчи» РУССКОЕ АУТОДАФЕ

 

 Орден Дракона "ДРАКУЛА" 
При полном или частичном воспроизведении материалов узла обязательна ссылка на Орден Дракона "ДРАКУЛА"