Герб Ордена Дракона Орден Дракона ДРАКУЛА Герб Ордена Дракона
 ОРДЕН ПОБЕЖДЕННОГО ДРАКОНА ВО ИМЯ СВЯТОГО ГЕОРГИЯ ПОБЕДОНОСЦА 

+ ОРДЕН ДРАКОНА
+ БИБЛИОТЕКА
+ ГАЛЕРЕЯ
+ ЖУРНАЛ СПХ
+ ПРАВОСЛАВИЕ ИЛИ СМЕРТЬ
+ КНИГА ЦАРСТВ
+ МГНОВЕНИЯ
+ СВЯЗЬ
+ ГОСТЕВАЯ
+ ССЫЛКИ



ЖИЗНЬ ЗА ЦАРЯ

РУСЬ и ОРДА

ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ

РУССКАЯ УКРАИНА

ЦАРЕУБИЙСТВО

КОНЕЦ ТЕРАФИМА

СТАРЫЕ РУКОПИСИ

РУССКОЕ ПОКАЯНИЕ - II

СЕРГИЙ СТОРОЖЕВСКИЙ

ДУХОВНАЯ ОПРИЧНИНА

МОЦАРТ И САЛЬЕРИ

ПРАВОСЛАВИЕ ИЛИ СМЕРТЬ

КНИГА ЦАРСТВ

Журнал Священная Хоругвь

Журнал Священная Хоругвь

Журнал Священная Хоругвь

Священная Хоругвь
Литературно-художественный альманах
Электронная версия печатного издания Союза Православных Хоругвеносцев "СВЯЩЕННАЯ ХОРУГВЬ"
№1 №2 №3 №4 №5 №6 №7 №8 №9 №10 №11 №12 №13 №14 №15 №16 №17 №18 №19 №20 №21

Тайное Тридевятое Царство.

Потаенный Град-Китеж.

Царские Белокаменные палаты.

Тронный зал. Овальный стол.

Волшебная лампа "Оникс".

16.VI.2015

16-го июня 2015-го года

Вторник. 15:02

День рождения Виктора Дмитриевича

"Свинцовые ордена"

Глава -

Наиболее ярко и остро всё это противостояние понимал Достоевский. Вообще, битва вокруг творчества и мировоззрения Достоевского длится уже как минимум полтора века. Особенно его ненавидят евреи. Да это и понятно. Сам он ведь тоже не очень их жаловал. Достаточно почитать "Дневник писателя"… В "Бесах" один из героев, "жидок Лямшин", постоянно пародирует и высмеивает весь русский и, шире, арийский мир. А в "Братьях Карамазовых" так и вообще описывается медленное ритуальное убийство жидом христианского младенца, совершаемое с особой ненавистью, сладострастием и жестокостью… Понятно, почему Чубайс хочет "разорвать Достоевского на куски". Впрочем, не один Чубайс. Ещё на Первом всесоюзном съезде советских писателей, 21 августа 1934 года, известный еврейский критик-формалист Виктор Шкловский взывал с трибуны: "… Я сегодня чувствую, как    р а з г о р а е т с я    съезд и, я думаю, мы должны чувствовать, что если бы сюда пришёл Фёдор Михайлович, то мы могли бы его судить как    н а с л е д н и к и    ч е л о в е ч е с т в а ,

как люди, которые судят изменника,

как люди, которые сегодня отвечают за будущее мира. Фёдора Михайловича Достоевского нельзя понять вне революции и

нельзя понять иначе как изменника!"

так и понимали еврейские критики и литературоведы всю русскую литературу. Понимали и судили. Судили и осуждали. И Достоевского, и Булгакова, и Платонова, а затем – Блока, Есенина, Ганина, Клюева, Гумилева, Павла Васильева, Заболоцкого, Смелякова, Рубцова, Талькова... Впрочем, если начать перечислять имена "подсудимых", то придётся перечислить "весь список", всю русскую литературу. Да и не только русскую, и не только литературу. Гёте, Пушкин, Шекспир, Тургенев, Куприн, Ницше, Вагнер, Свиридов, Васнецов, Корин, Глазунов… Придётся перечислить, осудить и приговорить всю так называемую "мировую", европейскую, западную и всю славянскую и русскую культуру. И все страны осудить, и всю их варварскую, гойскую, ненавистную шкловским и чубайсам историю: Древний Рим, всё высокое средневековье, Португалию, Испанию, Францию, Германию, Польшу … ну, и, конечно, самое главное – "тысячелетнюю рабу" и "главную тюрьму народов" и особенно народа еврейского – Россию, причём всю: от Рюрика и до Путина. И неизвестно какой период хуже. "Все – хуже!" – если перефразировать известную фразу Сталина . . .

И они рассматривали, они преследовали, они осуждали, они судили и выносили приговоры, и по этим решениям их чекистских троек люди шли "по тундре, по железной дороге…". Встречу двух русских этапов на одной такой дороге страдания с невероятной силой описал Ярослав Смеляков:

.

Когда встречаются этапы

Вдоль по дороге снеговой,

Овчарки рвутся с жарким храпом

И злее бегает конвой

. . .

.

И на ходу колонне встречной,

Идущей в сво й тюремный дом,

Один вопрос. Тот самый, вечный,

Сорвавши голос, задаём.

.

Он прозвучит нестройным гулом

В краю морозной синевы:

Кто из Смоленска? Кто из Тулы?

Кто из Орла? Кто из Москвы?

.

И слышим выкрик деревенский,

И ловим отклик городской,

Что есть и тульский, и смоленский,

Есть из посёлка под Москвой.

.

Ах, вроде счастья выше нету –

Сквозь индивелые штыки

Услышать хриплые ответы,

Что есть и будут земляки.

.

Шагай, этап, быстрее, шибко,

Забыв о собственном конце,

С полубезумною улыбкой

На успокоенном лице . . .

.

Это великое эпическое стихотворение посильнее Дантова "Ада" будет. Оно написано в 1963 году – и в нём, сконцентрировавшись, отразилась вся история оккупированной "красными дьяволятами" России. Все эти Шкловские, Брики, Леопольды Авербахи – все, начиная с Дзержинского и Урицкого, и заканчивая целой пентаграммой еврейских фамилий руководителей Бело-Мор-Каналов, – вся она, эта Кровавая Пентаграмма, судила и выносила приговоры Достоевскому, Гумилёву, Булгакову и Есенину, – вся она стоит за "кулисами" этого страшного, невероятного по силе правды стихотворения. А ведь поэт его не выдумал, он сам несколько раз шёл по этому Всероссийскому русскому этапу . . .

Но есть и другие стихотворения, как бы ответ на это, только с "противоположной стороны". Они полны великой и извечной ненавистью "богоизбранного народа" к нам, русским. Пример такой ненависти, в своей книге "Русский Дом", приводит Станислав Куняев. Он пишет: "В последний раз    б а ц и л л а    ч е к и с т с к о г о    м ы ш л е н и я    (а это и есть прямое "жидовство" – Л.Д.С-Н) неожиданно воскресла в творчестве поэта-шестидесятника Давида Маркиша, сына Переца Маркиша, прославившегося во время террора 1937 года … Его сын, переселившийся в 80-е годы прошлого века в Израиль, сочинил на "исторической Родине" своеобразный манифест:

.

Я говорю о нас, сыны Синая,

О нас, чей взгляд иным теплом согрет.

Пусть русский люд ведёт тропа иная,

До их славянских дел нам дела нет.

.

Мы ели хлеб их, но платили кровью,

Счета сохранены, но не сведены.

Мы отомстим цветами в изголовье

Их северной страны.

.

Когда сотрётся липовая проба,

Когда заглохнет красных криков гул,

Мы встанем у берёзового гроба

В почётный караул.

.

Мы встанем в караул, и мы им скажем,

Всю правду им откроем у гробов,

Что звёзды всех пяти кремлёвских башен

Есть пентаграммы наших праотцов.

.

Мы дали вам наш большевистский герб,

Мы дали вам Христа себе на горе

И вслед за тем, пролив потоки крови,

Мы дали Маркса вам, себе в ущерб.

.

Вы говорите, мол "Иуда на ущербе",

Что рушится еврейский С.С.С.Р.,

Но слышим мы зов крови в каждом нерве:

То возрождается жид вечный – Агасфер …

.

Предпоследнее четверостишие Давида Маркиша, правда, я несколько "доделал" и дописал. А последнее вообще написал за него сам. Поскольку конец должен быть именно таким… Так, вот, это стихотворение и есть "червь грызущий", "огнь поедающий" и "скрежет зубовный", которые и двигали все ереси жидовствующих во все времена. Убивали и истребляли всю русскую культуру: и не только в ХХ веке. А Пушкина? А Лермонтова? А Гумилёва, Есенина, Ганина, Васильева, Шукшина, Талькова, Башлачёва... Да мало ли их, принявших мученическую кончину от рук "жидовской тайны беззакония"? Вся Россия – есть великая Христова жертва на Алтарь Распятого ими же – нашего с вами Бога! Но ведь Он воскрес, и все они воскреснут, и в День Страшного Суда придут обвинять всех этих "человекоубийц искони"… Поэтому и я, продолжая эту    с т р а д а т е л ь н у ю    т р а д и ц и ю    русской литературы, тоже написал стихотворение:

.

Сколько крови, сколько русской крови

По ЧЕКИ подвалам разлито,

Будто бы на бойне на коровьей

От крови дымящейся тепло.

.

Пристают подошвы, руки липнут,

Горька и сладка она на вкус,

Русской крови – крови гекалитры,

Коих я исчислить не берусь.

.

Резали, кололи, источали,

Подставляли кружку иль стакан,

А остатки крови псы лизали:

Бобик, Тобик, Шарик и Полкан.

.

Кровь, дымясь, по желобу стекала,

Мозг "ублюдков" устилал весь пол,

А в конце расстрела – спирт и сало,

Кокаин иль морфия укол.

.

Тех времён Чубайсы и Гайдары

На сиденьях ехали "марусь",

А теперь потомки их пожары

Разжигают, чтоб сгорела Русь.

.

Празднуй День Народного Единства,

С тихою улыбкой на лице,

Самая свободная Отчизна

Отольёт нам ордена в свинце...

.

Празднуй День Народного Единства,

Единяйся жертва с палачом,

Кровь Христа – с кровавым жидовинством,

Агнец – со смердящим Ильичом…

.

Что ей будет? – Русь всё перетерпит.

Жидовство. Застенки. Лагеря.

Тем, кто знает: нет на свете Смерти,

Не страшна кровавая заря.

.

Жид построил Русь тюремным строем,

Жид построил тюрьмы, лагеря…

В час, когда предстану пред конвоем,

Господи, не оставляй меня . . .

+ + +

 


 

Похороны атеизма и дарвинизма Сожжение книги о колдуне Гарри Поттере На Пушкинской площади в Москве прошло молитвенное стояние против анти-Мадонны Пикет против премьеры фильма «Код да винчи» РУССКОЕ АУТОДАФЕ

 

 Орден Дракона "ДРАКУЛА" 
При полном или частичном воспроизведении материалов узла обязательна ссылка на Орден Дракона "ДРАКУЛА"