Герб Ордена Дракона Орден Дракона ДРАКУЛА Герб Ордена Дракона
 ОРДЕН ПОБЕЖДЕННОГО ДРАКОНА ВО ИМЯ СВЯТОГО ГЕОРГИЯ ПОБЕДОНОСЦА 

+ ОРДЕН ДРАКОНА
+ БИБЛИОТЕКА
+ ГАЛЕРЕЯ
+ ЖУРНАЛ СПХ
+ ПРАВОСЛАВИЕ ИЛИ СМЕРТЬ
+ КНИГА ЦАРСТВ
+ МГНОВЕНИЯ
+ СВЯЗЬ
+ ГОСТЕВАЯ
+ ССЫЛКИ



ЖИЗНЬ ЗА ЦАРЯ

РУСЬ и ОРДА

ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ

РУССКАЯ УКРАИНА

ЦАРЕУБИЙСТВО

КОНЕЦ ТЕРАФИМА

СТАРЫЕ РУКОПИСИ

РУССКОЕ ПОКАЯНИЕ - II

СЕРГИЙ СТОРОЖЕВСКИЙ

ДУХОВНАЯ ОПРИЧНИНА

МОЦАРТ И САЛЬЕРИ

ПРАВОСЛАВИЕ ИЛИ СМЕРТЬ

КНИГА ЦАРСТВ

Журнал Священная Хоругвь

Журнал Священная Хоругвь

Журнал Священная Хоругвь

ПОКАЯНИЕ

Поездка в Почаев

 

I

 

Почаевская Лавра... Сколько легенд, сколько рассказов ходит об этой твердыне, стоящей на самой границе Православного мира. Каких-нибудь 12-14 километров и начинается настоящий мир Католицизма, который огнем и мечем шёл на Русь вразумлять "схизматиков", калёным железом выжигая Православие и Русскость. Но не удалось, Почаевская лавра устояла и стоит непобедимым оплотом Истинной Веры на земле. И будет стоять вечно, до Второго Пришествия Господа нашего Иисуса Христа. В этом мы убедились воочию не только очами внешними, но и внутренними, духовными. Увидели, почувствовали и убедились. Ничего нет сильнее нашей с вами Веры, или Bipы как говорят в этих краях...

Итак, вечером 12 октября 2000 г. представители Союза Православных Хоругвеносцев и Союза Православных Братств вместе с паломниками паломнической службы "Странник" загрузились в великолепный автобус "Scania" и двинулись на Запад. Впереди нас ждали две границы - белорусская и украинская, которые нам ещё предстояло преодолеть. Преодолеть, в смысле, уговорить пограничников пропустить боевой отряд Хоругвеносцев, вот уже третий год идущий Крестным Ходом по Святой Руси. Позади Тульская и Калужская епархии. Торжество в Оптиной Пустыни, Крестный Ход по местам страданий Святых Царственных Мучеников, Боголюбово, Раифа, Казань, Пермь, Пермский Белогорский монастырь, Екатеринбург, Алапаевск... Тысячи и тысячи километров пути, торжественных Крестных ходов, служб, молебнов ... И впереди также - тысячи ...

Едем и молимся. Крепко молимся Царю Мученику и Преподобному Иову Почаевскому, чтобы помог нам на границе. Дело в том, что у одного монаха-иеродиакона о. Моисея нет паспорта. И вообще никакого документа с фотографией, удостоверяющей личность, нет. Есть бумажка на ксероксе, в котором сказано, что о. Моисей является насельником Свято-Троицкой Сергиевой Лавры и другая, утверждающая, что он служит иеродьяконом в Троицком соборе. Но что для пограничников других государств такие "удостоверения". Паспорт нужен, или "загран", или старый "молоткасто-серпастый" с вкладышем, удостоверяющим, что ты гражданин Российской Федерации. А иначе дальше шлагбаума не проедешь, кто бы ты ни был, хоть монах, хоть хоругвеносец, хоть кто. Вот мы и молились крепко, и сомневались, и боялись, не пропустят ведь, ... и пойдёт о. Моисей с котомкой за плечами обратно пешком в Первопрестольную. Но всё произошло не так. Пограничники увидели иконы, которые стояли у нас прямо на сидениях, и пропустили. Хмурились, конечно, говорили, что не положено, что без паспорта никак, шли и звонили куда-то начальству, Белоруссии в Гомель, Украины аж в Киев, но через час ожидания приходили сдержанно – обрадованные и пропускали. Мы же радостно - несдержанные дарили им иконочки Почаевской Божией Матери, княгини Ольги, Царственных Мучеников, горячо благодарили и жали руки.

Когда ехали по территории Украины и за окном мелькали бедные мазанки, вдруг вспомнили про "национализм"! А где же он? Никакого национализма не было. Ноль национализма! Наоборот родные славянские лица, мягкая белорусская и украинская, опять же славянская речь. И доброжелательство... вплоть до того, что начальство идёт на нарушение всех пограничных законов. Почему? А потому что Крестный Ход, во-первых, и, во-вторых, с нами шла чудотворная икона Царственных Мучеников, обильно мироточащая и благоухающая вот уже целый год. И пограничники, как белорусские, так и украинские к ней прикладывались, или, по крайней мере, лицезрели... И Святые Царственные мученики открыли нам дорогу. Ибо границы, они же вещь условная, идёт икона мироточащая и нет никаких границ, и гордость и заносчивость куда-то подевались, и шлагбаумов полосатых нет, и полосы вспаханной ... Ничего нет, одна прямая дорога на Почаев, в Лавру...

 

II

К Лавре подъехали ночью. Было совсем темно. Даже странно как-то всё произошло. Только что вроде был вечер, совсем светло и в золотых лучах заката парила невесомая Лавра, купола горели золотом, белые храмы и колокольня возносились в небо, и вдруг сразу тьма, ночь... Вот вышли из автобуса, взяли в руки золотой, тончайшей работы Крест (произведение нашего Хоругвеносца Игоря Игоревича Мирошниченко), построились с иконами и пошли вверх, в гору. Вот святые врата Свято-Успенской Почаевской Лавры, над вратами икона Божией Матери Почаевской, перед ней фонарь на цепочках, в нём свеча. Вот минули врата и стоим перед входом в главный Успенский Собор. Какое-то непередаваемое волнение охватывает прибывших. Ждем хозяев. Слышно как на ветру скрипят цепи фонаря над входом... Но вот в проходе показалась строгая высокая фигура в клобуке и мантии. Благочинный о. Лавр всех приветствовал и благословил. Очень быстро расселил. Иконы, в том числе и мироточащую, поставил в ризницу. Через 20-ть минут мы уже стояли у ризницы и погружались в торжественную, могучую Почаевскую службу... Потом после вечерней трапезы вместе с монахами – хоругвеносцев о. благочинный распорядился кормить в братской трапезной, этим нам была оказана особая честь – уже ночью, в келье, мы собирали наши хоругви. На другой день, 14 октября 2000 г., на великий наш праздник Покров Пресвятой Богородицы, после второй Литургии должен был состоятся торжественный Крестный ход и освящение только что возведенной часовни в честь 550-летия города Почаева.

Утром на ранней все Хоругвеносцы исповедовались и причастились. Затем быстро вынесли наши хоругви и встали на площади перед Успенским Собором.

Зрелище было впечатляющее. Над Почаевым, на высокой горе, на гранитной балюстраде крепостной стены развивались два огромных знамени Союза Православных Хоругвеносцев. На одном из них, на красной его стороне, был изображен Архистратиг Воинства Небесного Святой Архангел Божий Михаил. Он нёсся вперёд на большом красном крылатом коне, копытами своими побивающим сатану. А на другой чёрной стороне знамени, скорбно, взыскующе и печально смотрела на нас Божия Матерь Державная с Богомладенцем на коленях, а над ними удивительной красоты рублевское изображение Пресвятой Троицы. А рядом, в такт ему, точно повторяя его движения, развивалось совсем новое, только что, перед самой поездкой, законченное знамя. Совершенно белое с изображением красной, в Оптиной Пустыни писанной, иконы Святых Царственных Мучеников, совсем, совсем недавно прославленных всею полнотой Русской Православной Церкви. На другой его стороне в окружении шестикрылых огненных Серафимов – Голгофа. Оба эти знамени, сшиты по древнему образцу – с косицею, идущей откосом снизу вверх. Знамя такой формы было у царя Иоанна Васильевича Грозного, когда он брал Казань... А между ними на двух древках стояла большая хоругвь с чудесным Нерукотворенным Убрусом Господа Бога нашего Иисуса Христа, и наше первое чёрное знамя, на котором начертаны слова "ЦЕРКОВЬ, ЦАРЬ, ЦАРСТВО".

 

III

И все наши иконы уже стояли тут же, во главе с мироточивой и благоухающей – Царственных Мучеников. Дул сильный ветер. Точнее, очень сильный, такой, что знамена с трудом на трёх древках-треногах удерживали трое сильных мужиков. Монахи дали нам в помощь службу безопасности монастыря во главе с послушником Димитрием, который, если не знать, что послушник, можно решить, что – Кудеяр-разбойник. В его подчинении такие же. Очень сильные, здоровые послушники-воины, бывшие спортсмены и военные. Настоящая охрана, такие сразу завалят. И есть, конечно, кого – тут на границе Православного мира война идет постоянно, без отдыха и перерыва как в Чечне, Боснии или Косово. Один неверный шаг и подорвешься на мине... Потом оправдывайся. Впрочем, никто и не оправдывается, все просто несут службу: монастырь и воинская часть – очень, очень родственные организации, кто служил, сразу видит... Только в монастыре духа больше, нашего Православного Русского Духа, о котором Святой Благоверный Великий Князь Александр Невский говорил: "Кто в броне, кто на конях, а мы с именем Божиим на устах!"

Вот и сейчас с именем Божиим все стояли готовые к Крестному Ходу. Потом уже узнали, что огромные наши знамена поразили всех внизу, в Почаеве, и весь город двинулся вверх, в монастырь узнать, что это там на горе, в Лавре Почаевской за армия появилась. Но вот наступил торжественный момент, вот из врат Собора медленно, чином торжественным выходят два фонаря, за ними серебряный крест, за ним ещё два фонаря, шесть металлических золотых хоругвей, и о чудо! – посреди них наш золотой крест Союза Православных Хоругвеносцев несёт инок в золотом же парчовом стихаре. Дальше, сразу за ними, встали мы, хоругвь Нерукотворенного Образа и два огромных знамени, дальше икона Царственных Мучеников, другие иконы, и дальше хор, все в белых сверкающих стихарях, дальше молящиеся, матушки, сестры, дети, старухи, народ, народ, - народ валит, валит, кажется не только Лавра Почаевская вышла на Покров Пресвятой Богородицы, но сам Праздник Покрова Весь идет Крестным Ходом – вот Андрей Блаженный и ученик его Епифаний, и Царь и Царица, и всё духовенство не только Лавры Почаевской, но и то – древнее Влахернское – все идут с нами и тут же на воздусех, осеняя всех нас Покровом Своим Невидимым Пресвятая Богородица и Приснодева Мария... Ни туч, ни тумана, ни льда, ни холода, ни дождя, ни града, одно огромное высокое синее небо над нами и два развивающихся, хлопающих, стреляющих знамени, и внизу, в самом центре, сама чудотворная Икона Почаевской Божией Матери в венке из Белых роз, которую несут два архимандрита, а впереди всех в ярко-лазоревом облачении владыка Сергий, Архиепископ Тернопольский и Кременецкий, идёт, улыбается, радуется и кропит, кропит, весь Крестный ход святой водой... Вот пришли к часовне, освятили, отслужили водосвятный молебен, владыка Сергий читает Евангелие, на память читает, а само Евангелие раскрытое прикладывает к склоненным головам верующих... Потом тем же путём вернулись в Лавру, мы, Хоругвеносцы, встали у недавно построенной часовни Рождества Христова, внутри которой как бы пещера, вертеп как бы, тот самый в котором явился на свет Спаситель, и здесь у часовни, на аналоях поставили иконы Царственных Мучеников, Царя-Мученика (которая во время Крестного Хода так же замироточила) и другие, и тысячи богомольцев – паломников прикладывались к ним. Сколько слёз, сколько молитв горячих, сколько слов из самого сердца:

– Пришли! Пришли, Царственные Мученики к нам, пришли!

– Спасибо! Спасибо Вам, дорогие наши москали!

– За что спасибо?

– За то, что приехали к нам с иконой Царственных Мучеников!

 

IV

Потом была вечерняя субботняя, на Покров Пресвятой Богородицы, всенощная, и мы, пока разбирали хоругви, замешкались, и несколько опоздали, а когда пришли, то ахнули. В главном кафедральном Успенском Соборе Лавры, в том самом где и есть удел Пресвятой Богородицы, и где над отпечатанной стопочкой Царицы Небесной всегда исцеляющая от всей болезни вода, где над царскими Вратами парит Чудотворный Образ Почаевской Божией Матери, опускающийся вниз на двух золотых лазоревых нитях, здесь в храме, простоявшем века и века, переплетённая с праздничной службой Покрову Пресвятой Богородицы шла служба Царственным Мученикам! Огромный храм был полон народу. Люди молились как-то особо истово, торжественно гремели сразу несколько хоров, то левый крылос то правый, то сзади верхний, на высоком надвратном балконе, то весь Храм, весь народ подхватывал, казалось, что вот, поют и ликуют сами Небеса и Ангелы, и Архангелы, и Херувимы и Серафимы, и Силы, и Престолы, и все свечи, и все лампады разноцветные трепещут божественным дыханием Духа – и в этот момент – Царские Врата раскрываются и владыка Сергий, весь как-то светящийся изнутри, как свеча горящая, медленно выходит из Царских Врат, а за ним два архимандрита несут её – нашу красную киноварью писанную, мироточащую икону Святых Царственных Мучеников, всю украшенную венками из белых цветов... Вот – миг ради, которого стоило жить. Ведь 12-ть лет! Двенадцать лет самой настоящей битвы, борьбы за прославление Царя и Его Семьи, как минимум 10-ть лет крестных ходов по Москве на Державную, на день рождения Государя и на день мученической Их кончины, и, наконец, дождались... Да, дождались. Вот оно, звенит и льется торжественно гремящими монашескими хорами в величайшей Твердыне Православия, в Уделе Пресвятой Богородицы на земле, в главном Успенском Соборе Свято-Успенской Почаевской Лавры, первое за 80-ть богоборческих лет, торжественное праздничное богослужение, возглавляемое правящим архиерем Владыкою Сергием Тернопольским и Кременецким – служба Святым Царственным Мученикам и когда! – на один из самых любимых русских церковных праздников – на Покров Пресвятой Богородицы. Да – это награда, это чудо и награда. Даже как-то и не верится, вроде бы и не здесь стоим, вроде бы даже и не гора Почаевская, вроде и собор даже Успенский Собор, но не этот, а какой-то другой, вроде и хоры попеременно поют, и о. протодиакон возглашает громовым голосом, но не здесь, а где-то ещё... и вдруг вспомнил, и увидел вдруг картину Павла Корина “Русь уходящая”. В таком же огромном, тоже Успенском Соборе, только Кремля, Московского Кремля и монахи стоят, и архиереи, и архимандриты, и игумены, и отцы диаконы, и мужики какие-то бородатые, с посохами, и бабки с клюками на ручке одной вырезана голова гуся... О, Господи, я видел это, знаю, и вот выходят все из врат Храма и идут, и впереди дорога... длинная, и бесконечная, и кости по обочинам, по полям вокруг... Потом открыл глаза – да, на самом деле стою в Успенском Соборе Почаевской Лавры, в самой его середине, в самой гуще простого народа, и все мы, все вместе служим Службу Святым Царственным Мученикам, поднимаю глаза вверх и вижу – Богородица на воздусех, с Покровом Своим в возведенных руках, и Андрей указывает головой Епифанию и спрашивает:

– Епифание, видишь ли Пречистую? –

– и Епифаний отвечает:

– Вижу, отче, и ужасаюся!

Вот, братья и сестры, что происходило в Свято-Успенской Почаевской Лавре, в Успенском её кафедральном Соборе на праздник Покрова Пресвятой Богородицы, лета от рождества Христова 2000-го, месяца октября, дня же 14-го, примерно с 17 до 23 часов пополудни... когда мы, воины Союза Православных Хоругвеносцев и Союза Православных Братств, вместе с монахами Свято-Успенской Почаевской Лавры и всем нашим Народом Божиим, стояли и молились Владычице нашей Пресвятой Богородицы и Святым Царственным

Мученикам, молились, жарко молились о спасении Богохранимой Страны нашей и Священного Единого и Неделимого Троединого Отечества нашего – России.

 

Святые Царственные Мученицы молите Бога о нас!

 

 

Глава Союза Православных Хоругвеносцев,
Председатель Союза Православных Братств
Леонид Донатович Симонович-Никшич

18/31 октября 2000 года в день Апостола и Евангелиста Луки и Святого Преподобного Иосифа, игумена Волоцкого Чудотворца (1515)

+ + +

 


 

Похороны атеизма и дарвинизма Сожжение книги о колдуне Гарри Поттере На Пушкинской площади в Москве прошло молитвенное стояние против анти-Мадонны Пикет против премьеры фильма «Код да винчи» РУССКОЕ АУТОДАФЕ

 

 Орден Дракона "ДРАКУЛА" 
При полном или частичном воспроизведении материалов узла обязательна ссылка на Орден Дракона "ДРАКУЛА"