Герб Ордена Дракона Орден Дракона ДРАКУЛА Герб Ордена Дракона
 ОРДЕН ПОБЕЖДЕННОГО ДРАКОНА ВО ИМЯ СВЯТОГО ГЕОРГИЯ ПОБЕДОНОСЦА 

+ ОРДЕН ДРАКОНА
+ БИБЛИОТЕКА
+ ГАЛЕРЕЯ
+ ЖУРНАЛ СПХ
+ ПРАВОСЛАВИЕ ИЛИ СМЕРТЬ
+ КНИГА ЦАРСТВ
+ МГНОВЕНИЯ
+ СВЯЗЬ
+ ГОСТЕВАЯ
+ ССЫЛКИ



ЖИЗНЬ ЗА ЦАРЯ

РУСЬ и ОРДА

ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ

РУССКАЯ УКРАИНА

ЦАРЕУБИЙСТВО

КОНЕЦ ТЕРАФИМА

СТАРЫЕ РУКОПИСИ

РУССКОЕ ПОКАЯНИЕ - II

СЕРГИЙ СТОРОЖЕВСКИЙ

ДУХОВНАЯ ОПРИЧНИНА

МОЦАРТ И САЛЬЕРИ

ПРАВОСЛАВИЕ ИЛИ СМЕРТЬ

КНИГА ЦАРСТВ

Журнал Священная Хоругвь

Журнал Священная Хоругвь

Журнал Священная Хоругвь

ПРАВОСЛАВИЕ ИЛИ СМЕРТЬ

22.02.2011

22 февраля 2011 года

Вторник, 20:00

“Метель”

Глава

Ангел Смерти парит

над Московским

Кронштадским проспектом,

Ангел Смерти парит над Манежем

в мерцающей тьме,

Флаг в тремя Черепами в ночи,

развиваемый ветром,

Ангел Смерти несет

над Манежем

в метельном огне.

Я последний Поэт

уходящей Священной России,

Я последний Поэт

уходящей Блаженной Руси,

Три Креста на Горе,

на центральном – распятый Мессия,

И метель над Москвой

все сильней начинает мести.

Заметает метель,

заметает дома и проспекты,

И гудит и мерцает,

и хлопают крылья в пурге,

И идут под конвоем,

растянувшись на сто километров,

Молодые фанаты

с клеймом на груди и спине.

Вижу, вижу картины,

в рыдающем снежном буране,

Вижу лица и руки

и черные впадины щек,

Словно призраки Данте

на бледном Inferno экране,

Все бредут и бредут,

там где медленно Лена течет.

Иль не Лена, а Лета –

река ледяного забвенья,

Сколько жизней загублено,

исковеркано сколько судеб,

Сколько душ православных

обрело здесь упокоенье,

Сколько, шаг совершая последний,

здесь падало в снег.

Закружится метель,

закружится в ночи, замелькает,

В белом мареве снежном

на шаг уж не видно не зги,

Я “Четвертого” жду из метели

гудящей трамвая,

Я стою на пригорке

в эпицентре летящей пурги.

“Майский просек” зовется

в Сокольниках та остановка,

Справа пруд и когда-то

у пруда там усадьба была,

Ветер крутит метель,

словно кто-то кидает листовки,

Словно бунт на Манежной

расправляет восстанья крыла.

Я хватаю одну и ладонью

снежинки счищаю,

Расправляю её на

надрывно свистящей пурге,

И закрывшись от снега,

как Псалтырь, как молитву читаю,

Как Евангелие Жизни

сжимаю в замерзшей руке:

“Мои Русские братья!

мои Русские братья и сестры!

Перестаньте сражаться,

перестаньте друг в друга стрелять,

Перестаньте кормить русской кровью

поля и погосты,

Перестаньте, ребята, своих

не за так убивать…”

Я стою на пригорке,

я черные буквы читаю,

А они Русской кровью

и огненным словом горят,

Я убитых подростков

по загнутым пальцам считаю, –

Всех футбольных фанатов,

всех простых пэтэушных ребят.

“Низколобая нечисть” –

зовет их одна поэтесса,

“Племя русских фашистов” –

зовут их потомки хазар,

“Злобный русский манкурт

и тупой маргинальный агрессор,

Раздувающий розни

религиозный пожар!”

Я шепчу имена разжигателей

в белой метели,

И слова индевеют

на моей бороде и усах,

Надо мною скрипят

корабельные сосны и ели,

И гудят и стреляют

ветрами в тугих парусах.

Начинается шторм,

оттого и скрипят эти мачты –

Время, други, пришло

разжиганья Священной Войны,

По полям черным всадником

смерть в белом саване скачет,

И плывут на кладбище

бесконечным потоком гробы.

Но я вижу в метели,

в белесой пурги круговерти,

Поднимается Знамя

и идет словно призрак отряд,

Флаг с Тремя Черепами

несет впереди Ангел Смерти,

Возглавляя в метели

скинов и фанатов парад.

Я пишу о России,

а никто и не знает об этом,

Я пишу о России,

о её белых-белых снегах,

Хорошо быть в России

– никому неизвестным поэтом…

И смотреть как Семь-сорок

танцует шыды на гробах.

Начинается Бунт, Русский Бунт.

В новогодней метели,

Закружились как призраки

черные кони в пурге,

Неужели восстанье?

неужели мятеж, в самом деле?

Неужели коней не сдержать

уж в жестокой хазарской узде?

Неужели идем отомстить

за родного нам брата,

И никто уж не сможет

в метели нам путь преградить,

Потому что преграда

для предателей будет чревата,

Потому что предавших

никто уж не сможет простить.

Неужели Восстанье?!

Спартак, ты восстал в Третьем Риме,

Неужель, гладиатор,

ты сделал запретный сей шаг!

Рим для Римлян! –

– гремит, нарастая трибунами в гимне,

И с тремя черепами

в ночи развивается флаг.

Наше время настало –

Священное Русское время,

Что-то сдвинулось в мире,

рванулось шальная езда,

Так седлайте коней,

опирайтесь на звонное стремя,

И летите туда, где восходит

России Звезда.

Да. Восставший Спартак

победит, в этот раз в Третьем Риме,

Пусть Помпей вместе с Крассом

сидят за Кремлевской стеной,

Пусть элита шыдов

продолжает барахтаться в тине,

Флаг с Тремя Черепами

незримо встает над страной.

Скоро скинем их всех:

На столбы пидорастов!

Побегут, заметавшись,

завоют: Теперь нам капут!

По железной дороге,

по шпалам, по снежному насту,

Конвоиры-опричники

"русских" жидов поведут.

Мстите, братья, за Русь!

за Большую Святую Россию!

Выходи защищать нашей Родины

попранный Храм,

Впереди с Черным Знаменем Ангел,

и Русский Мессия

Говорит: ”Мне отмщенье

и ныне за Русь Аз воздам!”

Говорит: "Мои братья,

Мои Русские братья и сестры!

Поднимайте знамена,

обнажайте отмщенья мечи,

Стройте ваши когорты,

под Знаменем Черным в колонны,

И врагам говорите в открытую:

– "Вы палачи!

– Вы распяли Христа

вы распяли Невинного Бога,

Вы убили Царя,

вы кололи царевен штыком,

А теперь с Черным флагом

к нам Ангел идет на подмогу,

Покарать либерастов

отмщенья незримым мечем".

Время, братья, настало

нам вымести мертвую падаль,

Время освободиться

и снова вернуться к себе,

Время вспять повернуть

наш Священный России корабль,

Время Русским вернуться

к своей изначальной судьбе.

Время, братья, писать

о восставшей фанатской России,

Время Русского Бунта,

и русской высокой судьбы,

О грядущем в метели

священном народе-Мессии

И о том, как исчезнут

на площади Красной гробы,

Отверзая могилы,

вдруг сдвинутся тяжкие камни,

И оттуда полезет такое,

что Бог упаси,

Но Небес распахнутся

широко светоносные ставни,

И восстанье фанатов

пойдет по широкой Руси.

Так раскрой же, поэт,

свои утомленные вежды,

И настрой свою лиру

на Русского Бунта волну,

Встань в фанатов ряды,

встань за Веру и встань за Надежду,

За Любовь и Россию

я восстать тебя с нами зову!

Я – последний Поэт

истребляемых Русских фанатов,

Я пою твою Славу,

восставший за Русских Спартак,

Рим для Римлян! –

веди нас на смертную брань, гладиатор,

Пусть с тремя черепами

в ночи развивается флаг…

Ангел Смерти парит

над Кремлем в белом мареве снежном,

Ангел Смерти парит

над Манежем в ночной тишине,

Ангел Смерти парит над Россией

сегодня как прежде,

Ангел Смерти, рыдая,

взывает из снега ко мне.

+ + +

 


 

Похороны атеизма и дарвинизма Сожжение книги о колдуне Гарри Поттере На Пушкинской площади в Москве прошло молитвенное стояние против анти-Мадонны Пикет против премьеры фильма «Код да винчи» РУССКОЕ АУТОДАФЕ

 

 Орден Дракона "ДРАКУЛА" 
При полном или частичном воспроизведении материалов узла обязательна ссылка на Орден Дракона "ДРАКУЛА"