Герб Ордена Дракона Орден Дракона ДРАКУЛА Герб Ордена Дракона
 ОРДЕН ПОБЕЖДЕННОГО ДРАКОНА ВО ИМЯ СВЯТОГО ГЕОРГИЯ ПОБЕДОНОСЦА 

+ ОРДЕН ДРАКОНА
+ БИБЛИОТЕКА
+ ГАЛЕРЕЯ
+ ЖУРНАЛ СПХ
+ ПРАВОСЛАВИЕ ИЛИ СМЕРТЬ
+ КНИГА ЦАРСТВ
+ МГНОВЕНИЯ
+ СВЯЗЬ
+ ГОСТЕВАЯ
+ ССЫЛКИ



ЖИЗНЬ ЗА ЦАРЯ

РУСЬ и ОРДА

ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ

РУССКАЯ УКРАИНА

ЦАРЕУБИЙСТВО

КОНЕЦ ТЕРАФИМА

СТАРЫЕ РУКОПИСИ

РУССКОЕ ПОКАЯНИЕ - II

СЕРГИЙ СТОРОЖЕВСКИЙ

ДУХОВНАЯ ОПРИЧНИНА

МОЦАРТ И САЛЬЕРИ

ПРАВОСЛАВИЕ ИЛИ СМЕРТЬ

КНИГА ЦАРСТВ

Журнал Священная Хоругвь

Журнал Священная Хоругвь

Журнал Священная Хоругвь

КНИГА ЦАРСТВ

9 марта 2010 года

вторник, 13.10

“ Интервью Владимира Афанасьевича Дмитрию Николаевичу ”

 

 

Странно мне даже как-то возвращаться в те, давно уже канувшие в лету времена, и снова вчитываться в строки тончайших психологических интриг, проводимых тогда отцом Игуменом. Вот мы изгнали его и о. Павла Поваляева из Союза Православных Братств, а он волнуется, суетится, собирает народ, всем звонит, объясняет, доказывает, убеждает, просит, инструктирует, настаивает, заставляет. Вот и известного нашего монархиста-националиста, возглавлявшего в те времена “Русский Национально-Культурный Центр” Дмитрия Николаевича Меркулова проинструктировал и подвиг на величайший подвиг – взять интервью у не меньшего патриота, Владимира Афанасьевича Фролова, также занимающего не менее важный пост в патриотическом движении, аж Заместителя Сопредседателей? – заместитель один, а сопредседателей много, – СПБ, Руководителя Отдела по Культуре, Искусству и Духовному Воспитанию Центрального Совета Аграрной Партии России, которого также долго инструктировал игумен Кирилл и втолковывал ему что и как ему говорить в этом интервью, какие расставлять акценты, делать намёки и интонации. И оба, после тщательной подготовки, постарались на славу в обеливании и возвеличивании игумена Кирилла и очернении Леонида Донатовича.

– Владимир Афанасьевич, – спрашивает Дмитрий Николаевич, – каковы Ваши впечатления от прошедшей на днях отчетно-выборной конференции СПБ?

– Радостные! – радостно отвечает Владимир Афанасьевич.

Д.Н.М.: Были ли руководители регионов?

В.А.Ф.: Были, но не все. Руководитель Сибирского отделения о. Александр Васькин накануне конференции отъехал домой… До руководителей Петербургского и Тверского отделений не дозвонились. Закарпатское отделение вообще очень далеко находится …. Но все они подписали специальное заявление с критикой прежнего руководства.

Д.Н.М.: А что Вы скажете по поводу заявления хоругвеносцев от 10 августа 2007-го года, где говорится, что Леонид Донатович Симонович-Никшич не вошёл в избранный Совет, как “в очередной раз лживо” Вы утверждаете?

Владимир Афанасьевич ответил что-то совсем уж невразумительное, видимо, совсем уж запутавшись в наставлениях игумена Кирилла. Тогда Дмитрий Николаевич решил задать ему, так сказать, глобальный вопрос:

– Как Вы думаете, почему СПБ пережил такие потрясения?

И Владимир Афанасьевич ответил:

– У меня было немало наблюдений и размышлений. Скажу прямо: в том виде, в каком Союз подошел к июлю месяц (июль месяцу-? – склонение… – Л.Д.С-Н) нынешнего года, он был в тупике. Конечно, хоругвеносцы провели немало крестных ходов и не только их. Не спорю. … Но то, что я видел – совершенно исключало возможность включения в СПБ моих друзей. Элитарность хоругвеносцев, надменность (? – Л.Д.С-Н) к другим членам СПБ … Простите, это все что угодно, но не Союз братств.

Тут нужен небольшой комментарий. Дело в том, что Хоругвеносцы никогда не относились к кому-то “надменно”. Наоборот, мы всегда ценили именно простых русских людей, ибо в них весь корень бытия России. Тех людей, которых обычно называют простым народом. Что касается людей, которые одновременно занимаются и культурой, и искусством, и духовным воспитанием, и сельским хозяйством, и партийной работой, и народной дипломатией, и даже, как сказал поэт, “в области балета – впереди планеты всей”, то – да, хоругвеносцы их не совсем понимают. Причина проста: мы действительно проводим “немало крестных ходов и не только их”. Причём, “мероприятия” эти – вещь довольно трудная и выматывающая, а их череда идёт вот уже в течении 10-ти, как минимум, лет, с интервалом примерно один Крестный ход в две недели… Вот и представьте себе нагрузку. Поэтому мы и не понимаем людей, которые в СПБ занимаются всеми видами деятельности, которая в основном сводится к трапезам, чаепитиям и разговорам на важные политические темы на квартирах членов общины о. Кирилла.

Наверное поэтому Дмитрий Николаевич и задает недоуменный вопрос:

– Но ведь во многом, наверное, можно обвинить и о. Кирилла, как духовное лицо в СПБ?

Но Владимир Афанасьевич категорически отвечает: “Не думаю, что о. Кирилл мог сделать что-то существенное в обстановке, когда непререкаемый авторитет, учитель и наставник для хоругвеносцев – это Леонид Донатович”.

Вот отсюда, дорогой читатель, и начинаются те самые, как говаривал классик, “главные вопросы всей мировой философии”. Ибо всё дело в том, что Леонид Донатович на самом деле был (и остается) для братчиков-хоругвеносцев “непререкаемым авторитетом”. А о. Кирилл, по разным причинам, к нашему великому сожалению, таким, точнее, никаким “авторитетом” у них не пользовался. Почему? А кто же его знает, почему один человек этим самым авторитетом “пользуется”, а другой “не пользуется”. Тайна сия велика есть. И скрыта она в невидимых глубинах человеческих душ, и понять её на протяжении всей человеческой истории до конца не могли даже такие головы как Софокл, Эсхилл, Шекспир и Достоевский…

Но Владимир Афанасьевич, ничтоже сумняшеся, безапелляционно продолжает: “Увы, увы, очень скоро в поведении хоругвеносцев обозначилась тенденция быть “государством в государстве”, они стали редко появляться на общих трапезах, не оказывали практически никакой помощи приходу”… Какому “приходу”, уважаемый Владимир Афанасьевич?! – так и хочется нам спросить, уважаемого Владимира Афанасьевича! Приход это когда есть прихожане из близлежащего района, как, например, в Храме Всех Московских Святых в Бибирево, где настоятелем игумен Сергий Рыбко. Там, в ещё строящемся храме, в нижней его части – народу полно. И люди идут и идут, с детьми, инвалидами, стариками… А молодёжь! Кого тут только нет? – и Хоругвеносцы, и казаки, и реконструкторы, и байкеры, и рокеры, и скинхеды, и “нацики”, и просто обыкновенные уличные “хулиганы” спального района. Вот это и есть приход, состоящий из Русского народа. А у о. Кирилла, не приход, а сугубо замкнутая община особого единоверческого-старообрядческого согласия неких бегунков от антихристовых паспортов, “ИНН” и страшной глобалистско-мондиалистской действительности мiра, который весь до основания и единого человека лежит во зле, и по сему скоро будет как Содом и Гоморра сожжен огнем, что вот-вот сойдет с небес и пожрет эту проклятую Блудницу на Звере – страшный Мегаполис и Вавилон, где не осталось уже ни одного настоящего представителя единственно истинной единоверческо-старообрядческой дониконианской веры! И вот собирается эта замкнутая тоталитарная община в одном их красивейших московских храмов – Николы на Берсеневке, все женщины в цветных платках и сарафанах, а все мужчины в старинных, верёвочками с кисточками подпоясанных, косоворотках, и поют по крюкам, совершенно их не понимая, перевирая древний, непонятный для уха распев, ритм и мелодика которого годилась для какого-нибудь XI века, но совершенно не воспринимается уже современным русским духом, начиная где-то с XVI-XVII веков. И вот соберутся, встанут перед книжкой с крюковыми рукописями и как затянут часов эдак на 12-ть, то, знаете ли, не только у хоругвеносцев, привыкших к большим, ветрами продуваемым, уличным пространствам Крестных ходов, но и всех кто заходит в эту церквушку, бродя по Берсеневской набережной, через полчаса начинает болеть голова, и люди, бочком-бочком, незаметненько так, стараются испариться из храма… Я не раз наблюдал эту картину и не раз она наводила меня на грустные размышления о странном каком-то церковном направлении, который маниакально как-то взял “ревнитель древнего аввакумства” единоверческий-старообрядческий игумен о. Кирилл Сахаров…

+ + +

 

10 марта 2010 года

среда, 14.45

Сбалансированная модель

 

 

Впрочем, не будем предаваться эйфории, но продолжим писать наш роман так, как будто бы ещё ничего не произошло.

Итак, уважаемый Дмитрий Николаевич Меркулов продолжает брать интервью у не менее уважаемого Владимира Афанасьевича Фролова. Дмитрий Николаевич Меркулов задает очередной вопрос, явно подготовленный и сформулированный, как впрочем, и всё остальное “интервью” игуменом Кириллом: “Ситуацию во многом взорвало то, что заявление о. Павла Поваляева, духовника СПБ” (это где он “властью, данной от Бога”, благословляет сместить Леонида Донатовича. – СПХ-СПБ), что это заявление “было размещено на сайте Михаила Викторовича Назарова с подзаголовком “По благословению игумена Кирилла (Сахарова)”. Вы слышали какие-то объяснения по этому поводу?”

И Владимир Афанасьевич отвечает: “Насколько я знаю, это вызвало большое недоумение у о. Кирилла. Выяснилось, что заявление о. Павла было послано во многие СМИ, в том числе, я это подчёркиваю, (о. Кирилл Сахаров “подчёркивает”! – СПХ-СПБ) к Назарову. При чём тут подзаголовок “по благословению”, я не знаю (о. Кирилл – “не знает”! – СПХ-СПБ). О. Кирилл пытался связаться с Михаилом Викторовичем по телефону, но тот сейчас в отъезде”.

А кто же тогда это “благословение” на сайты Михаила Викторовича поставил? Да и не такой человек о. Кирилл, чтобы остановиться перед столь несущественной причиной. Ведь что означают слова “пытался связаться по телефону” по отношению к игумену Кириллу? А означают они, что вся Берсеневская община была “поставлена на уши”, и сразу 3 – 4 “послушницы” в течении 4-х – 5-ти часов сидели на аппаратах, через каждые 5-ть минут набирая номер нужного абонента. А когда он, или кто-то из его родственников или знакомых брал трубку, то ему официальным приказным тоном сообщали: “Сейчас с вами будет говорить Иосиф Висс…. – то есть, оговорился… – батюшка о. Кирилл!” И голос, сообщающей послушницы был такой, что тот, кому это сообщение было адресовано, невольно вскакивал и начинал трепетать как осенний лист… И дозвонился бы о. Кирилл до Назарова, уверяю вас, что дозвонился бы. И двойное, точнее, тройное благословение было! Благословение о. Кирилла о. Павлу Поваляеву “снять Леонида Донатовича”, Благословение Самого Господа Бога также отцу Павлу Поваляеву, иначе как понимать: “Властью, данной мне от Бога!..”, и снова благословение о. Кирилла Сахарова уже Михаилу Викторовичу Назарову опубликовать благословение о. Павла Поваляева. Во всяком случае, Михаил Викторович никак не мог вставить эти слова от себя. Это Михаил-то Викторович! Который даже у хасидов в Басманном суде дела выигрывает. Да он запятой лишней никогда не поставит, настолько опытный человек.

– Каковы Ваши прогнозы? Как дальше будут развиваться события? – задает вопрос Дмитрий Николаевич.

– Думаю, что напряжённость ещё долго не будет спадать…. Что касается будущей деятельности, то мне лично и о. Кириллу, насколько я знаю, импонирует не радикализм (Хоругвеносцев. – СПХ-СПБ), а ГАРМОНИЯ и сбалансированная модель”.

Какая умилительная картина. Гармония! Взяли и властью “данной им от Бога” незаконно скинули человека с поста, на котором он в поте лица и не покладая рук трудился несколько лет, – что даже Владимир Николаевич Осипов всегда говорил: “Леонид Донатович у нас труженик!” – и после этого наступила Вселенская Гармония! Что и говорить, установили сбалансированную модель в Союзе Православных Братств.

+ + +

 

11 марта 2010 года

четверг, 14.25

НЕКАМА

 

 

Да, удивительные события происходят на нашей Русской земле. Особенно у нас, в районе бывшего села “Богородское”, недалеко от трамвайной остановки “Богородский Храм”. Там действительно стоит сказочный деревянный Храм, архитектура и внутренние перекрытия, стрехи которого похожи на древнерусские строения, запечатленные в произведениях братьев Васнецовых и Билибина. А недалеко от Храма завод резиновых изделий, - до революции выпускал в основном мокроступы, – тоже с очень интересным названием “Красный богатырь”. А когда подъезжаешь к Красному Богатырю на трамвае, идущем от Сокольнической заставы, то диктор объявляет остановки с очень интересными названиями” Охотничья улица, Ширяевская улица, Богатырский мост, Богородский Храм, Богородское, Ланинский переулок…. Улица Ширяевская происходит не от современного словечка из жаргона наркоманов – “ширяться”, а от “шира”, т.е. охотничьего сокола. В общем, все названия веют такой стариной и красотой, что кажется, вот сейчас, на мосту через речку Яузу явится вдруг группа из трёх всадников с коробки папирос “Три Богатыря”…

Интересно, что в одно страшное время, где-то в 20-х годах XX-го века, директором голошевого завода “Красный Богатырь” был Юровский. Да-да, тот самый Янкель Хаимович Юровский, комендант Дома Особого Назначения, который и командовал “расстрелом”, а точнее ритуальным убийством – жертвоприношением – Святой Царской Семьи. Все, кто интересуется этой страшной и таинственной темой знают, что на стене подвальной комнаты, где было совершено это злодеяние, некто в черном оставил жирными чернилами перевернутую каббалистическую надпись – иудейскую НЕКАМ-у, одно из значений которой есть – “МЕСТЬ”. Выглядела она, эта НЕКАМ-а так:

Каково же было мое удивление, когда где-то в начале марта 2010 года, в среду, т.е. в день когда вышел номер газеты “ЗАВТРА” с моей статьёй, посвященной святости Воина Евгения Родионова, а также в день когда на сайте Информационного агентства “РУССКАЯ ЛИНИЯ” появилась статья против Союза Православных Братств, Леонида Донатовича Симоновича-Никшича и Координатора этого Союза Юрий Николаевича Агещева, – именно в этот день, в Богородском, прямо у моего подъезда, в сугробе появилось и ещё одна “статья” – вы не поверите, дорогой читатель, появилась иудаистская каббалистическая надпись, составленная из четырех обломанных веток. Ветки, как и положено быть веткам, были черные, и оттого они резко выделялись на белом снеге сугроба. Я сначала проходил мимо, замечая их только краем глаза. Всё время в те дни мела метель, и ветки эти только как-то смутно отпечатываись в сознании, вызывая неясное тревожное чувство. Но вот метель кончилась, и я увидел их ясно. Да, точно, четыре знака, очень похожие на НЕКАМУ в том страшном подвале. Дня три я проходил мимо, вглядываясь в их очертания, а вчера, 10 марта 2010 года, где-то около 8-ми часов вечера, решил их зарисовать. Было уже темно, и словно последним дыханием зимы, мела злая колючая метель. Идя с остановки трамвая к дому, я уже хотел вытащить из сумки папку с бумагой, как откуда ни возьмись, из метели выскочила маленькая собачка и как-то злобно начала на меня лаять. За ней появился, живущий в нашем подъезде её хозяин, позвал её, и они пошли к подъезду. “Сейчас они уйдут”, – подумал я, – “и я зарисую ветки”. Но хозяин почему-то долго стоял у двери подъезда, озираясь, будто специально заставлял меня ждать. Потом всё-таки дверь открылась и они вошли в подъезд. Я вынул папку, раскрыл её, достал из кармана чёрную гелевую ручку и хотел уже начать рисовать, как, вдруг, налетел сильный ветер, все закружилось, завертелось, засвистело и начало бешено рвать листы из папки. Я схватил, прижал их рукой, и кое-как справившись со стремящимися улететь листами, начал перерисовывать форму послания из веток. У меня не было сомнения, что послание было адресовано мне. Правда, “написали” это послание не “шыты-талмудисты”, а некий ненавидящий меня “Черный монах”… Я был совершенно уверен в этом. Вот как выглядели, где-то обломанные и воткнутые в сугроб ветки:

Точнее, как мне удалось их зарисовать в рвущей из рук бумагу, метели. И только я зарисовал, как ветер ещё усилился, все кругом засвистело, загудело, покрылось какой-то кромешной тьмой и в этой тьме кромешной пропала и надпись, и дома, и деревья, и трамваи, идущие из Сокольников к станции метро Улица Подбедьского, весь мир пропал в свистящей, и уже как-то дико воющей снежной буре – так что я, вцепившись пальцами в листки, только успел захлопнуть папку, и быстро уйти в подъезд. Но всё же НЕКАМу запечатлеть я успел. И теперь это послание, оставленное чёрным монахом, уже никуда от меня не улетит, теперь оно зафиксированное ручкой и уже являет собой документ времени, подтверждающий, что силы тьмы существуют, и будут существовать на земле до Второго Пришествия Господа Бога нашего Иисуса Христа.

+ + +

 

12 марта 2010 года

пятница, 13.20

Гай Юлий Цезарь

или

Коляска подкатила

 

 

Да, итак, тайный Русский Царь неторопясь шёл по линиям трамвайных путей, ведущих от Оленьей улицы к Майскому просеку. Дойдя до остановки “Майский просек”, он повернул направо, прошёл под древними, ещё тех, дореволюционных времен, тополями, кроны которых сплелись в замысловатые аккорды Моцартова “Реквиема”, перешёл проезжую часть, вошёл в металлическую решетчатую калитку парка Сокольники, прошёл заснеженной стрелой самого, прорубленного ещё при Петре, а может и при Алексее Михайловиче, Майского просека, вышел на Большой, залитый льдом, круг, ещё раз повернул направо, и пройдя “под кедрами”, а на самом деле под старинными лиственницами, вошёл в уже знакомое нам с тобой, читатель, помещение кафе “Под кедром”, которое на конспирологическом языке хоругвеносцев называлось – кафе “Элефант”. Там за столиком справа, с двух сторон отгороженным деревянными решётками с вьющимися олеандрами, его уже ждали два его верных соратника – два Александра: Князев и Гетманов. Поздоровались и, спокойно попивая чаёк с лимоном, начали обсуждать последние, написанные Стефаном Николаевичем главы Романа.

– Прочтут патриоты, особенно из Союза Русского Народа Назарова, главу “Явление Царя”, тут-то крик и поднимется. Стефан Николаевич объявил себя Царём! Самозванец! А-на-фе-ма!!

– Да, уж крику не оберёшься, – подтвердил Александр Васильевич. – А в портрете Царя, Стефан Николаевич, не хватает одной очень важной детали…

– Какой же? – спросил Стефан Николаевич.

– Седой бороды!

– Ах, да! Про бороду-то я и позабыл! А всё это потому, что всё у меня в черном: и куртка, и сумка, и брюки, и шапка, и сапоги…

– А борода – седая… Вот Вы и позабыли поэтому… – съиронизировал Александр Васильевич.

– Но когда они прочитают, что Стефан Николаевич объявил себя Царем, – все завопят благим матом.

– Да, тут такое начнется!… – подтвердил Александр Петрович.

– Вот и хорошо что “начнется”. Они таким образом сделают за нас нашу работу…. Хотя, я не “объявляю” себя Царем, я Царем – являюсь, – спокойно ответил Стефан Николаевич.

Наступила длительная тишина.

– Да, да, являюсь. И вы это прекрасно знаете. И документ у нас есть. Изданная в Белграде книга “Сказания старых Требишан”. Там ясно написано, что род Волкановичей идет от Великого Князя Никши, а сам Никша был родным племянником Царя Стефана Волкановича, который, за неимением детей, сделал Царем своего любимого племянника – сына своей родной сестры Ефросиньи. Именно поэтому несколько родов, идущих от Никши, носят вторую фамилию – Никшичи.

– А род Никши, – точнее, его дяди, Сербского Царя Стефана Волкановича, – идет от Царя Стефана Неманьи, в монашестве Симеона Мироточивого; Стефан был внуком Неманьи. Нет, это мы знаем, – добавил Александр Васильевич.

– Да, Симеона Мироточивого, род которого, в свою очередь, идёт прямо, как написано в его родословной, – к АВГУСТУ КЕСАРЮ, т.е. к Императору Цезарю Октавиану, сыну Гая Юлия Цезаря, – заключил Стефан Николаевич. – Как и род нашего Царя Иоанна Васильевича Грозного. Так что мы с Иоанном Васильевичем тоже родственники через нашего общего предка – Юлия Цезаря. Правда об этом лучше пока не объявлять, потому что как только объявим, так коляска и подкатит….

– Какая коляска? – удивлённо посмотрел Александр Васильевич.

– Какая? Обыкновенная. С одним водителем и двумя санитарами. Последние войдут и широким жестом указывая на раскрытую дверь, скажут:

– Пожалуйста, Господин Первый Консул, – карета подана! Мы отвезем Вас в Римские палаты, где вас ждут члены Сената. А в других палатах Вы встретите Своих не менее известных коллег, таких как император Нерон, Калигула, Тиберий и вообще всю книгу древнеримского историка Светония….

– Ха – ха – ха – ха – ха! – почему-то радостно захохотал Александр Васильевич Князев. А Александр Петрович Гетманов наоборот – тихо и благостно заулыбался. И помолчав, осторожно спросил:

– А может, нам всё-таки убрать это?

– Что “это”? – спросил Стефан Николаевич.

– Ну, то, что Стефан Николаевич является Царем?

– А зачем ? – он же на самом деле им является. По роду, заметьте. То есть не по “избранию”, и даже не по “призванию”, а прямо по роду, то есть по К Р О В И. И если в его жилах течет Священная Кровь Неманичей и самого Августа Кесаря, то чего же нам, создателям сайта “Дракула”, вообще бояться?! А кроме того, мы всегда можем сказать, что мы же Роман пишем, то есть создаем некий художественный текст – вымысел…

– Да, писали же Вы уже, что все вопросы не к Вам, а к Данте, который в своей “Комедии” взял и поместил всех своих знакомых в разные круги Ада!

– Так, так, впрочем, даже не к Данте, а к Вергилию. Это он написал продолжение…

– Что?!

– Продолжение. Только наоборот, от Юлия Цезаря, назад, к Энею, или по нашему, Винею, который, как известно, был потомком Троянских царей, а сами Троянские цари все были Русами, как считал ещё наш гений Михайло Ломоносов. Так что мы – из Винеев, а Винеи – Меровинги!

Александр Васильевич посмотрел сначала на Стефана Николаевича, а потом на дверь кафе…

– Надо пойти посмотреть, не подъехала ли коляска, – пробормотал он. И все трое весело захохотали…

+ + +

 

13 марта 2010 года

суббота, 14.14

Хоругвеносцам – не интересно!

 

 

Да, итак, о. Кирилл “пытался связаться с Назаровым”, звонил ему, чтобы попросить снять преамбулу “По благословению игумена Кирилла (Сахарова)”. Но было поздно. Назаров куда-то уехал и “благословение” осталось. И в этом есть какой-то таинственный промысел. Заключается же он в том, что всё что происходит или не происходит вокруг о. Кирилла всегда происходит по его “благословению”, а точнее, по его единоличной воле. Так было и в его единоверческо-старообрядческой общине, так, до поры до времени, было и в Союзе Православных Братств. Но при этом о. Кирилл всегда старается остаться “за кулисой”. То есть вроде бы не по его воле, и даже его “благословению” всё это делается, а по “благословению о. Павла Поваляева”, например, или же просто от имени СПБ пишет кто-то третий, например, Владимир Афанасьевич Фролов – Заместитель со-председателей СПБ, человек со странной должностью, слепо исполняющий волю о. Игумена, или же писатель и публицист Дмитрий Николаевич Меркулов, или вот, в последней статье против Союза Православных Братств, возглавляемого Леонидом Донатовичем, теперь уже пишет председатель Союза Православных Братств Украины Валентин Борисович Лукияник. Только и эту последнюю статью на “Портале Credo”, подписанную его именем, тоже написал не он, а всё тот же многоликий и многомудрый отец Игумен. Это легко понять по некоторым моментам, которые известны только ему и мне, Леониду Донатовичу. Вот такой пример: Валентин Борисович Лукияник (якобы Валентин Борисович Лукияник. – Л.Д.С-Н) пишет, что “настоящей причиной размежевания СПБ (Кирилла Сахарова) с СПХ был кардинальный разрыв последнего со всей той линией, которой шел СПБ изначально и для чего, собственно говоря, братства и создавались – для отстаивания чистоты Православия. Когда хоругвеносцы стали заявлять, что, мол, мы не богословы, не нашего ума дело – такие вопросы, главное – крестные ходы и т.п., стало ясно, что добиваться выхода из так называемого Всемирного Совета церквей, критиковать экуменизм, бороться с антихристовой глобализацией ИМ УЖЕ НЕ ИНТЕРЕСНО….” Тут прервём эту великолепную, программную цитату, и прямо скажем, что бороться с а н т и х р и с т о в о й г л о б а л и з а ц и е й в ТЕХ ФОРМАХ, которые навязывают этой борьбе игумен Кирилл и вообще все борцы с “ИНН” и новыми паспортами, для нас действительно было и есть – “не интересно”. Ибо сколько можно “бороться” с какими-то виньетками в паспорте, якобы напоминающими “ЧИСЛО ЗВЕРЯ – 666”, вместо того, чтобы бороться против глобалистского и глобального заселения всей средней России таджиками, узбеками, вьетнамцами, китайцами и т.д. и т.п., то есть всей желтолицей и широкоскулой Азией, которая как саранча скоро поглотит и растворит в себе Русский Народ-Богоносец, без которого никакого Православия в России не будет, а будет мусульманство, буддизм, конфуцианство, даосизм, даже индуизм, всё что угодно, только не РУССКАЯ (!) Православная Церковь, не Народ-Богоносец, не Святая Русь, не Третий Рим и не Второй Иерусалим, не Великое Русское Опричное Царство Царя Иоанна Васильевича и не Великая Российская империя Императора Петра Алексеевича, но именно Новый ГЛОБАЛЬНЫЙ Хазарский Каганат помноженный на Новую Золотую Орду, только теперь не монгольскую, а китайскую. Вот где настоящая глобальная глобалистская угроза для Русской России, а не в каких-то там плохо прорисованных виньетках в новых паспортах несуществующего, точнее полусуществующего, или вялосуществующего государства с ничего не значащим названием – Российская федерация…

+ + +

 

14 марта 2010 года

Воскресенье, 14.45

Координатор смуты

 

 

Итак, Валентин Борисович Лукияник, разумеется, нам ответил. Всё, как обычно у “кирилловцев”, облачено в очень благородную и фундаментальную форму. Одно название ответа, опубликованного почему-то на “Портале Credo”, а не на “Русской линии”, как это логически надо было ожидать, чего стоит:

“Председатель Союза Православных Братств Украины Лукияник В.Б.:

“Утверждение хоругвеносцев о причинах размежевания с ними Союза Православных братств Украины не соответствует действительности”.

А дальше под всеми этими, выражаясь уникальным языком Юрия Николаевича Агещева, “наиусложнённостями” и “якобывитиеватостями”, идёт ещё и подзаголовок:

Комментарий на критику Союза православных хоругвеносцев (СПХ) ИА “Русской линии

Тут в конце, уважаемый о. Кирилл, ошибочка закралась, надо не “Русской линии”, а “Русской линией”, или “на “Русской линии”. Почему “уважаемый о. Кирилл”, а не “уважаемый Валентин Борисович”? Да потому, что писал эти витиеватости – игумен Кирилл Сахаров. Это по стилю видно. А главное, по аргументации, где отец игумен всячески старается переложить всё с больной головы на здоровую. Мол, мы расстались с Хоругвеносцами не из-за того, что они тогда не захотели поддерживать Владыку Диомида, а из-за того, что они перестали бороться с глобализмом…. Нет, нет, уважаемый о. Кирилл – именно из-за Диомида тогда произошла вся ваша… как бы это слово верное подобрать, – ах, ну да – провокация… Вы тогда горой за него стояли, а Валентин Борисович Лукияник даже привёз на время Архиерейского Собора, где решался вопрос о Диомиде, целый десант с Украины на нескольких автобусах, именно для того, чтобы у Храма Христа Спасителя стоять с плакатами, типа –

Ведь тогда была очень мощная компания за этого Великого Светильника, который выступает против в с е х этих отступивших и завравшихся архиереев. Раньше на Руси такие компании именовались СМУТОЙ, и одним из тайных координаторов всего этого были именно Вы, о. Кирилл! Именно поэтому и автобусы с Украины стояли на территории Берсеневского подворья, и десантники ночевали на полу Берсеневского Храма…

+ + +

 

15 марта 2010 года

понедельник, 12.30

“Державная”

Люди Царства

 

 

Валентин Борисович Лукияник, то есть, извините, игумен Кирилл Сахаров под псевдонимом “В.Б.Лукияник”, пишет: “когда хоругвеносцы стали заявлять, что, мол, мы не богословы, не нашего ума дела такие вопросы, главное крестные ходы проводить и т.п. стало ясно, что добиваться выхода из так называемого Всемирного Совета церквей, критиковать экуменизм, бороться с антихристианской глобализацией им уже не интересно”. Что тут сказать? Во-первых, всё перемешано. Если, например, говорить о богословии (как науке), то не только хоругвеносцы заявляют такое. Вот, например, одна из самых на сегодня антиглобалистических книг политолога Татьяны Грачевой “Когда власть не от Бога”, глава “Ответ Грозного царя еретикам”, где приводится действительный ответ Царя Иоанна Васильевича Грозного папскому легату, монаху-иезуиту Антонию Поссевину, одному из влиятельнейших политических богословов. Соблазняя Иоанна Грозного, он сказал: “Если ты соединишься верою с папою и всеми государями (Европы. – Л.Д.С-Н), то при содействии их не только будешь на своей прародительской отчине – в Киеве, но и сделаешься императором Царьграда и всего Востока”. На что Царь Иоанн Васильевич отвечал: “Мой долг – заправлять мирскими делами, а не духовными. Если ты говоришь о вере, ты прислан на то от папы, и сам поп, а нам без благословения митрополита (в нашей ситуации “без благословения Патриарха”. – Л.Д.С-Н) и всего освященного Собора (Архиерейского Собора. – Л.Д.С-Н) говорить о вере непригоже…”. Вот что имели ввиду Хоругвеносцы, когда говорили, что нам “не пригоже” решать богословские вопросы, для этого есть Архиерейский Собор, Священный Синод, Богословские комиссии, Духовная Академия, в конце концов. Они и есть – люди Богословия, т.е. Священство. И именно Священство должно заниматься этими вопросами. А мы – Хоругвеносцы, некий особый Опричный Орден, мы – люди ЦАРСТВА, и вопросы, решаемые нами, есть вопросы духовной брани, вопросы мистической битвы с агентами Тайны Беззакония. Вот что пишет опять же Татьяна Васильевна Грачева в своей книге об Опричнине Грозного Царя: “Можно сказать, что Опричники являли собой военно-монашеский Орден, предназначенный для защиты единства государства и чистоты веры и Александровская слобода была перестроена и являлась внешне и внутренне подобием монастыря. При поступлении на опричную службу давалась клятва, напоминавшая монастырский обет отречения от всего мирского…” Опричник олицетворял в себе небесного воина-монаха и земного воина-князя”….

Вот так-то, “господин Лукияник”! Вот что такое Хоругвеносцы, – Опричники! Духовный воинско-монашеский Орден. Такой же, каким был когда-то созданный Милошем Обиличем Орден побежденного Дракона Святого Георгия Победоносца, куда входили многие лучшие воины разных стран. Орден сей, как известно, был создан для борьбы с исламской османской экспансией на Сербию, Болгарию, Валахию (Трансильвания), Венгрию, Австрию и другие европейские страны. Орден этот, имея изначально Сербское происхождение, например в Сербии, существует и сейчас. Существует он и в России, где его возглавляет Глава Ордена Дракона, он же глава Союза Хоругвеносцев – хорошо Вам известный Леонид Донатович Симонович-Никшич. И задачи у Хоругвеносцев-Драконариев абсолютно те же самые, что были и у воинов-монахов Опричного Ордена Царя Иоанна Васильевича Грозного: Духовная, мистическая война с мировой Тайной Беззакония. Чем мы – люди Царства – и занимаемся. А Богословские вопросы должны решать, как говорил Царь Иоанн Грозный Антонию Поссевину – “попы”, т.е. не люди Царства, а люди – ЦЕРКВИ, т.е. – Священство во главе со Священноначалием Русской Православной Церкви. Аминь.

+ + +

 

16 марта 2010 года

вторник, 12.30

Монархическая иерархия

 

 

“Мы, – пишет Валентин Борисович Лукияник, он же игумен Кирилл Сахаров, – никогда не утверждали, что размежевываемся с СПХ из-за того, что они не поддержали бывшего епископа Диомида”…. Тут сразу начинаются сплошные, так свойственные игумену Кириллу “казуистические противоречия”. “Мы … размежевываемся с СПХ”. Да не “размежевываемся”, а, воспользовавшись болезнью Леонида Донатовича, непререкаемой волей о. Игумена “коварно изгоняем Хоругвеносцев” из Союза Православных Братств. То есть совершили абсолютно незаконный акт во-первых, и вообще не признаем никакой иерархической вертикали во-вторых. То есть не признаем главного принципа, на котором строится не столько даже Церковь, сколько ЦАРСТВО. Ведь как построено Царство? Наверху – Глава Сакрального Государства, – Царь, под ним на следующей ступени – Опричнина, затем тот или иной орган управления Земщиной, например – Боярская Дума, далее Армия, ещё далее – различные Приказы, а уж ещё далее – различные ремесленники, мастеровые, купцы, и ещё далее – основная масса простого народа. По этой пирамидальной структуре должна быть построена любая традиционная (т.е. монархическая) организация. Её верхушка – Царь, Опричнина, командиры Армии, думные дьяки, возглавители отдельных Приказов, управляет Земщиной, т.е. всем миром, или, как мы говорим сегодня – страной. По этой же традиционной схеме Леонид Донатович пытался строить и Союз Православных Братств. Наверху – Глава Хоругвеносцев, он же Председатель Союза Православных Братств, следующая ступень – Опричнина, то есть, как пишет Владимир Афанасьевич Фролов – “элитная часть” Союза – Хоругвеносцы, дальше наиболее активные братства – Армия, и дальше – братья и сестры, по мере сил участвующие в наших мероприятиях, т.е. Русский Православный Народ. Что касается “друзей” Владимира Афанасьевича, которые, может быть, хотели заседать в Главном Совете, то есть по сути дела в Боярской Думе, то тут вот ведь какой казус: чтобы заседать в Думе, надо сначала как-то проявить себя в деятельности первых уровней Союза, и потом постепенно расти вверх. А если вы занимаетесь где-то на стороне, хоть бы и в Аграрной партии, вопросами культуры (агрокультуры, что ли? – Л.Д.С-Н), то и занимайтесь там дальше.

Это, так сказать, “раз”. А “два” из этого “раз” и исходит. “Борьба с экуменизмом” и “антихристовой глобализацией” должна быть действием, деянием, акцией, мероприятием. Она должна носить осязаемые и зримые формы и выражаться в ярких Крестных ходах, народных православных шествиях, молебнах на улице, на виду у всех Русских людей (это и есть главная “миссия”, которую должен проводить Союз Православных Братств). Нужны яркие, зримые, всем видные и “широким массам” понятные акции на площадях, как то – молебны, чтение акафистов, митинги, пикеты, народные стояния. Вообще надо вынести все эти действа и действия на широкие пространства, выйти из келий, из комнат, из квартир, из помещений и храмов. Надо сломать эту привычку к тайным, катакомбным, внутренним, только для своих, для “посвященных”, действиям типа ночных криптоединоверческих-гиперстарообрядческих молебнов в темноте при свечах. Нужен сильный очищающий ветер больших русских пространств. Нужна широкая русская народная стихия, организованная в единый Союз Православных Братств Хоругвеносцами-Опричниками.

Именно всем этим и занимались “элитные” Хоругвеносцы – эта новая современная ДУХОВНАЯ ОПРИЧНИНА, составлявшая и составляющая до сих пор костяк и ядро Союза Православных Братств.

Все выше описанное есть первый иерархический принцип построения любой монархической организации. Но есть и, не менее важный, принцип второй. Кто должен руководить Союзом Братств – реальный председатель, занимающийся реальными делами, или же “тайный”, закулисный и невидимый руководитель, каким и был, и есть и будет, потому что “не может иначе”, игумен Кирилл Сахаров. “Вот в чём вопрос!” – как воскликнул автор безсмертной трагедии. Но тут мы вступаем не только в зону построения явной и тайной иерархий и их извечной борьбы между собой, но и в зону тончайших духовных и психологических нюансов отдельных человеческих психей, в зону, на которой, как говорится, “и черт ногу сломит”… И тем не менее, нам придётся разобрать и её, потому что основной вопрос общественного человеческого бытия это, как ни странно, вопрос о ВЛАСТИ, то есть кто, в данном случае будет Игуменом Земли Русской – Глава Хоругвеносцев-Драконариев Леонид Донатович Симонович-Никшич, или Глава криптоединоверческой-гиперстарообрядческой общины игумен Кирилл Сахаров. Быть или пресмыкаться? – Вот в чём вопрос.

+ + +

 

+ + +

 


 

Похороны атеизма и дарвинизма Сожжение книги о колдуне Гарри Поттере На Пушкинской площади в Москве прошло молитвенное стояние против анти-Мадонны Пикет против премьеры фильма «Код да винчи» РУССКОЕ АУТОДАФЕ

 

 Орден Дракона "ДРАКУЛА" 
При полном или частичном воспроизведении материалов узла обязательна ссылка на Орден Дракона "ДРАКУЛА"