Герб Ордена Дракона Орден Дракона ДРАКУЛА Герб Ордена Дракона
 ОРДЕН ПОБЕЖДЕННОГО ДРАКОНА ВО ИМЯ СВЯТОГО ГЕОРГИЯ ПОБЕДОНОСЦА 

+ ОРДЕН ДРАКОНА
+ БИБЛИОТЕКА
+ ГАЛЕРЕЯ
+ ЖУРНАЛ СПХ
+ ПРАВОСЛАВИЕ ИЛИ СМЕРТЬ
+ КНИГА ЦАРСТВ
+ МГНОВЕНИЯ
+ СВЯЗЬ
+ ГОСТЕВАЯ
+ ССЫЛКИ



ЖИЗНЬ ЗА ЦАРЯ

РУСЬ и ОРДА

ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ

РУССКАЯ УКРАИНА

ЦАРЕУБИЙСТВО

КОНЕЦ ТЕРАФИМА

СТАРЫЕ РУКОПИСИ

РУССКОЕ ПОКАЯНИЕ - II

СЕРГИЙ СТОРОЖЕВСКИЙ

ДУХОВНАЯ ОПРИЧНИНА

МОЦАРТ И САЛЬЕРИ

ПРАВОСЛАВИЕ ИЛИ СМЕРТЬ

КНИГА ЦАРСТВ

Журнал Священная Хоругвь

Журнал Священная Хоругвь

Журнал Священная Хоругвь

ПРАВОСЛАВИЕ ИЛИ СМЕРТЬ

24 июля 2010 года

суббота, 14.00

 

Экстремист Проханов и другие

 

Эхо Москвы / Передачи / Особое мнение / Среда, 14.07.2010: Александр Проханов

http://echo.msk.ru/programs/personalno/695158-echo.phtml

Дата : 14.07.2010 19:08

Передача : Особое мнение

Ведущие : Ольга Бычкова

Гости : Александр Проханов

О.БЫЧКОВА: Добрый вечер, добрый день, это программа «Особое мнение», в студии телекомпании RTVi, радио «Эхо Москвы» Ольга Бычкова, с особым мнением Александр Проханов. Я как раз включала веб-камеру, вы можете увидеть Александра Андреевича в режиме реального абсолютно времени на сайте «Эха Москвы». Добрый вечер, Александр Андреевич.

А.ПРОХАНОВ: Добрый вечер, Оль.

...

О.БЫЧКОВА: Послушайте, но, вот, Медведев тоже говорит про штрафы за коррупцию, про еще какие-то меры. А кто это все будет делать-то? Кто будет сажать на цепь и кто будет взимать штрафы, кратные взятке? Это ж некому этим заняться.

А.ПРОХАНОВ: Нет, во-первых, этим должен заняться сам Медведев. Во-первых, Петр I, молодой Петр I – он сам рубил головы. Вот, суриковское «Утро стрелецкой казни». Видно, как он сидит в этом седле как Кентавр, и как ведут этих несчастных стрельцов пытанных на плахи – он сам рубил головы.

О.БЫЧКОВА: Но там-то не за коррупцию рубили голову стрельцам, а за дворцовый переворот.

А.ПРОХАНОВ: Там рубили головы за разрушение государства. Сам по себе переворот это или это церковная смута – там разрушалось государство. Коррупция сожрала государство, у нас нет государства. Поэтому первым, кто должен...

О.БЫЧКОВА: То есть вы прямо представляете себе Медведева вот с таким длинным мечом как в фильме «Убить Билла».

А.ПРОХАНОВ: А что? Я бы ему простил.

О.БЫЧКОВА: Который будет пускать фонтаны...

А.ПРОХАНОВ: Я бы сам ему сделал топорик по руке. Топорик по руке небольшой такой, остренький топорик.

О.БЫЧКОВА: Фу, какой вы кровожадный.

А.ПРОХАНОВ: И он бы пускай положил на плаху нескольких своих приближенных. И, кстати, у меня есть...

О.БЫЧКОВА: Мы продолжаем программу «Особое мнение». Александр Проханов в студии телекомпании, радиостанции. Давайте поговорим о результатах судебного процесса, который длился долго и был посвящен вот этой пресловутой выставке «Запрещенное искусство» Ерофеева и Самодурова. Ну, такой результат получился, такой, неоднозначный, как известно, и теперь адвокаты собираются его оспаривать. То есть, с одной стороны, их не посадили, конечно, и не отправили в колонию строгого режима. А с другой стороны, признали виновными в разжигании всего на свете. Как вы считаете, как нужно это оценить? Виновны, не виновны? Вы – судья.

А.ПРОХАНОВ: У меня по этому поводу есть суждение. Оно не проскрипционное, оно не связано с идеей казни и давления. А вот какого рода.

О.БЫЧКОВА: Уже хорошо, знаете ли.

А.ПРОХАНОВ: Ну, потому что вы же меня запугали в перерыве, что я, действительно, выгляжу как какой-то Кат. Вот, с некоторых пор в России действует закон, даже несколько законов, направленных на подавление экстремизма. Законы, которые, как бы, стабилизируют наше бурное, наполненное схватками идеологии общество. Эти законы создавались, в основном, демократической общественностью. Они создавались демократическими юристами, адвокатами и были направлены против нарастающего русского национализма, который приобретал иногда радикальные формы. И эти законы, повторяю, носившие, как бы, такой, Нюрнбергский характер – они вызревали именно в либеральной среде, культурной, политической и юридической. И по этим законам, когда они были запущены, идет преследование огромного количества всевозможных русских движений, проявлений и форм. Запрещаются книги. Кстати, растет просто список запретных книг, запретной литературы.

О.БЫЧКОВА: Запрещаются разве только русские националистические книги?

А.ПРОХАНОВ: В основном, да.

О.БЫЧКОВА: На ну как это? Ну, не вам это говорить, Александр Андреевич!

О.БЫЧКОВА: Ну, какие? Ну, на русском языке.

А.ПРОХАНОВ: Еврейские, что ли, это книги?

О.БЫЧКОВА: Да, господи ты боже мой. На русском языке, безусловно, написанные. Но это просто запрещают, вот, просто то, что не нравится.

А.ПРОХАНОВ: Ну, они не запрещены. Вот эти книги Сорокина не запрещены. Они в обиходе, они в работе.

О.БЫЧКОВА: Ну как это? С Сорокиным все время какие-то истории происходят.

А.ПРОХАНОВ: Они не запрещены, эти книги.

О.БЫЧКОВА: Он то судится, то его жгут, то еще что-то.

А.ПРОХАНОВ: Ради бога. И вас жгут, и вы судитесь. Это приятно. Книги не запрещены. А есть книги, которые изъяты из обращения, их выкидывают из библиотек, за их написание, чтение административное, а теперь уже и уголовное наказание. То есть эти законы, повторяю, в основном, были направлены против различных форм русского национализма. И они повлекли за собой колоссальное количество процессов, мы их просто не знаем. В провинции постоянно до сих пор идут процессы, мои друзья, адвокаты, они носятся по провинции, защищают русских. И, вот, наконец, впервые, повторяю, этот закон бумерангом ударил по либералам. Впервые камень, который они закатили на гору, покатился и ударил по ним. И я, вот, сейчас понял, что те...

О.БЫЧКОВА: То, что этот камень ударял по вас тоже.

А.ПРОХАНОВ: И, вот, все истинные либералы, которые, конечно, были против и меня, и моих товарищей, они предупреждали этих законодателей: «Бойтесь такого рода законов. Бойтесь. Они сейчас могут работать в нужном вам направлении, но это направление может измениться и они могут шарахнуть по вас».

О.БЫЧКОВА: Но подождите. Если существуют такие законы, как вы говорите, которые направлены именно против вот этих самых русских националистов – ну, почему тогда они не были направлены против тех, кто там ходил и требовал, уж не знаю, просто чуть ли не распять создателей этой выставки. Вот эти самые православные радикалы, русские народные.

А.ПРОХАНОВ: Но если бы эти радикалы шли и говорили, там, «долой хануку и переплавим девятисвечник на зубочистки какие-нибудь». А они требовали просто защиты своего распятия, своего храма, своего Христа. Потому что на православие, действительно, идет страшный накат, огромный накат и этот накат идет сейчас не только со стороны так называемых либералов. А пришли в церковь либералы. Есть церковные либералы. Пришли в церковь митрополиты, которые стажировались на Западе, и они устраивают, по существу, почти гонения внутри самой церкви. И православие нуждается в этом.

Вот сейчас казус был очень интересный. Сейчас идет процесс, прокуратура возбуждает процесс против моих друзей православных, которые выпустили вот такую майку с эмблематикой, и на этой майке написан такой слоган: «Православие или смерть», «Родина или смерть». То есть если меня лишают моего православия или требуют у меня отречения от моего православия, я лучше умру, как поступил Евгений Родионов, такой новый святой. Когда у него требовали отречения от православия, от Христа, он позволил себе голову отрезать.

И вот эта майка – прокуратура возбуждает против этого уголовное, по существу, преследование как против экстремистской процедуры. И сегодня эти друзья пришли ко мне в редакцию, принесли эти майки и мы всей редакцией в знак протеста против этого идиотского, по существу, кретинского заявления прокуратуры мы все нарядились в эти майки и следующий номер газеты выйдет, мы все будем стоять в «Православие или смерть». Это, вот, эти законы.

О.БЫЧКОВА: Если вы надеваете майку «Православие или смерть», значит, предполагается, что кто-то вас заставляет под страхом смерти отречься от православия. Вот, вас конкретно кто заставляет это сделать? И чем угрожают?

А.ПРОХАНОВ: Вот, например, русские святые, которые сопутствуют всей русской истории, и последний сонм святых – вот, были святомученики 20-х, 30-х годов – их принуждали отказаться от православия и они приняли смерть мученическую.

О.БЫЧКОВА: Не-не-не, мы говорим про вас. Вот, лично про вас. Вы надели майку, вы в ней сфотографировались.

А.ПРОХАНОВ: Да.

О.БЫЧКОВА: Кто вас заставляет под страхом смерти, принуждает отказаться от православия?

А.ПРОХАНОВ: Никто.

О.БЫЧКОВА: Откройте мне глаза, наконец.

А.ПРОХАНОВ: Никто. Но я этим самым символом говорю...

О.БЫЧКОВА: Ну, если никто, тогда о чем речь вообще идет?

А.ПРОХАНОВ: Этой акцией я говорю: «Если вы, Ольга Бычкова, будете требовать от меня отречения от моих символов, от моих святынь, я лучше, приму смерть, чем пойду навстречу вашим пожеланиям».

О.БЫЧКОВА: А если я не буду от вас этого требовать, то вам будет не прикольно.

А.ПРОХАНОВ: А если не вы будете требовать, то будут требовать.

О.БЫЧКОВА: Да кто ж будет, если еще не требует никто?

А.ПРОХАНОВ: На православие идут гонения. И впереди еще огромные сонмы мучеников будут православных. Церковь живет этими ощущениями.

О.БЫЧКОВА: Хорошо, я вас понимаю. Да, я только не понимаю, почему нужно очень громко об этом кричать. Защищаешь и защищай, прекрасно. Будь незаметным, но достойным героем. Тот же Родионов, например, убиенный не надевал никаких маек. Он просто принял свою смерть так, как считал нужным.

А.ПРОХАНОВ: Ну да. А люди, которые делают их святыми, восхищаются этим поступком и говорят остальным: «Вот, как надо поступать». Пишут свои иконы, поэтому алтари возникают.

О.БЫЧКОВА: Ну, вы можете сказать, например, что является в нашей сегодняшней реальности, действительно, вот таким настоящим кощунством или принуждением к отказу от веры? Ну, вот, какие у нас есть примеры в окружающей нас действительности конкретные, не придуманные и не гипотетические, и не возможные в будущем когда-нибудь? А сегодня?

А.ПРОХАНОВ: Нет, ну я, действительно, не вижу палача с тонкой бородкой в пенсне, и в кожанке, который выходит с маузером в церковь и говорит: «Отрекитесь от веры». Таких нету.

О.БЫЧКОВА: Нету. Наоборот, церковь восстанавливается.

А.ПРОХАНОВ: А, ведь, эти формы исчерпали себя. Они заменены другими, тончайшими формами. Энергиями, которые раскрывают, которые умерщвляют, которые Ксению Собчак влекут в соборы.

О.БЫЧКОВА: Далась вам Ксения Собчак.

А.ПРОХАНОВ: Она – кумир. Она скоро войдет, как бы, будет анти-Женя Родионов. Вокруг нее крутятся целые мироздания. И, по существу, внедрение в сознание русского человека вот этих кумиров, этих сатанинских образов – это и есть форма отлучения нашего человека от православной веры и от культуры, в целом.

О.БЫЧКОВА: Почему нельзя внедрять в сознание русского человека, как вы говорите, какие-то правильные, положительные образы вместо того, чтобы воспитывать в нем ненависть и вот такой радикализм?

А.ПРОХАНОВ: Я это тоже говорю.

О.БЫЧКОВА: Ну, так, внедряйте.

А.ПРОХАНОВ: Вот я, разговаривая с вами, и внедряю их. Надо абсолютно сменить всю культурно-информационную политику.

О.БЫЧКОВА: Ну, так смените.

А.ПРОХАНОВ: Вот я и меняю, стараюсь. Вот, видите? Мы с вами. И вы мне помогаете в этом.

О.БЫЧКОВА: Майкой меняете?

А.ПРОХАНОВ: И майкой, и топиком, и бикини. Всем меняю. Есть форма манифестации. Кстати, когда мы надели эту майку, мы, по существу, поступили почти по-гельмински. Это и есть перформанс. И был другой казус.

О.БЫЧКОВА: Слушайте, ну, вот, смотрите. Вы говорите. Но вы же говорили, вот, опять-таки, в этой же студии, когда речь шла о запретах книг, вы говорили о том, что глупо запрещать что бы то ни было, глупо запрещать писателю, художнику, автору создавать свои произведения. Это вы говорили в этой самой студии, сидя на этом месте.

А.ПРОХАНОВ: Ну, конечно: глупо запрещать насильнику, который насилует твою дочь или насилует твою мать, или, действительно, пришел к тебе в дом и начинает пачкать твой киот.

О.БЫЧКОВА: А кто к кому пришел в дом?

А.ПРОХАНОВ: А люди, которые...

О.БЫЧКОВА: Самодуров с Ерофеевым ни к кому в дом не приходили – наоборот, ровно наоборот. Они максимально закрылись.

А.ПРОХАНОВ: Наоборот, они наполнили киоты, там, образ Богородицы залили там икрой черной, красной. Причем, они прошли в православный дом.

О.БЫЧКОВА: В какой православный дом? Они в собственном, где они когда-то находились в центре, организовали выставку, которую закрыли со всех сторон. Чем угодно. Щитами, предупреждениями, объявлениями.

А.ПРОХАНОВ: Сделав ее тем самым чрезвычайно привлекательной и известной на всю Россию.

О.БЫЧКОВА: А это ваши проблемы, извините. Если у вас такая паства, которая ведется.

А.ПРОХАНОВ: Нет. У нас такая паства, которая защищает свои ценности. Мне наплевать на эту выставку и на этот приговор. Я не из-за этого.

О.БЫЧКОВА: То есть книжки сжигать нельзя, а художников линчевать можно?

А.ПРОХАНОВ: Я считаю, что эти художники, которые являются частью демократического сообщества, ратовавшего за создание этих драконовских законов, впервые поплатились. Если власть в России изменится (а она может измениться) и к власти придут в широком смысле не либералы, а патриоты, этот закон будет направлен на всех. Он истребит здесь все демократическое сообщество.

О.БЫЧКОВА: И недемократическое, я боюсь, тоже. Начнут с ваших книжек.

А.ПРОХАНОВ: Ну, не страшно – лишь бы родина цвела. Я, вот, готов свои книжки сжечь.

О.БЫЧКОВА: (смеется) На этом и договоримся. Замечательно. Лишь бы родина цвела. А, так, пойдите и сожгите сразу. Сожгите эту порнографию, которую вы называете своими произведениями.

А.ПРОХАНОВ: Так, я еще... Только что я написал роман, называется «Пепел» о том, как автор...

О.БЫЧКОВА: Начните с себя, Александр Андреевич. Майку надеть каждый может, подумаешь...

А.ПРОХАНОВ: Да я весь уже обугленный, посмотрите. Все мои книжки обуглены.

О.БЫЧКОВА: Мы продолжим программу «Особое мнение» через несколько минут.

О.БЫЧКОВА: Я хотела успеть попросить вас прокомментировать еще одну новость. Она, конечно, имеет больше отношения к тому, что мы говорили в первой части. Вот теперь из бельгийского города Шарлеруа пришло сообщение, что там ученикам запретили носить кресты и мусульманские платки, и вообще все, что можно расценить как политические, философские, религиозные атрибуты. Запрещено ученикам как начальных, так и средних школ. Как вы считаете?

А.ПРОХАНОВ: Вот это типичный пример противоречий этой маленькой Бельгии. С одной стороны, они готовы запретить все и вся, чтобы сохранить, как бы, целостность, стабильность и гармонию. А с другой стороны, под носом у этих запретителей страна раскалывается надвое. А что может быть трагичнее для государства, если оно раскалывается надвое?

О.БЫЧКОВА: Ну она так, очень гипотетически раскалывается.

А.ПРОХАНОВ: Она раскалывается на 2 государства. Это огромная трагедия.

О.БЫЧКОВА: Да ладно. Как-то она не раскололась до сих пор.

А.ПРОХАНОВ: Ну, как-то и бельгийцы кресты носят и хиджабы тоже до сих пор.

О.БЫЧКОВА: Александр Белугин из Мурманска спрашивает: «Запрет хиджабов ради ценностей республики, поддерживаете ли вы?» Это, вот, то же самое, о чем вы говорили, только с противоположным знаком.

А.ПРОХАНОВ: Целостность страны и процветание государства зависит не от платков и не от тряпок, там более существенные константы должны быть соблюдены.

О.БЫЧКОВА: Значит, и не от выставок, делаю я вывод. Правильно же я? Правильно? Я вас правильно слушала? Так оно и есть.

А.ПРОХАНОВ: Трактуйте Сфинкса как вам угодно.

О.БЫЧКОВА: Спасибо большое Александру Проханову, нашему Сфинксу за участие в программе «Особое мнение». Вернемся через неделю.

А.ПРОХАНОВ: Пока.

+ + +

 


 

Похороны атеизма и дарвинизма Сожжение книги о колдуне Гарри Поттере На Пушкинской площади в Москве прошло молитвенное стояние против анти-Мадонны Пикет против премьеры фильма «Код да винчи» РУССКОЕ АУТОДАФЕ

 

 Орден Дракона "ДРАКУЛА" 
При полном или частичном воспроизведении материалов узла обязательна ссылка на Орден Дракона "ДРАКУЛА"